Добро пожаловать,
Гость
Логин
Пароль
Запомнить меня
Забыли пароль?
Наверх

Путь Мага

Поиск
У нас на сайте




Страница 1 из 212
#1 Путь Мага
09.09.2012 11:20:02
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Место для раздумий Дэн облюбовал себе давно, ещё мальчишкой: высокий, около двадцати метров обрыв, прорытый мелкой местной речушкой не иначе как чудом, столь же высокие сосны, своими корнями держащие землю, не дававшие ей осыпаться – и небо, чистое и ясное со стороны реки, и скрытое деревьями – со стороны леса. Сидящий на обрыве чувствовал себя словно на краю земли, казалось, ещё немного – и он полетит, провалится в бездонную синь, ну или в звёздную ночь – когда прийти… Здесь привычные, мелкие проблемы казались пустыми и незначительными, решались легче и быстрее.
Только – как понять то еле уловимое чувство, что в его родном, привычном мире происходят пока непонятные ему, странные и опасные процессы. Которые напрямую затрагивают его, Дэна? Молодой маг привычно сосредоточился, пытаясь поймать знакомые потоки энергий – но вокруг была пустота. Слабенькие, чахлые потоки сил огибали этот обрыв стороной, создавая проплешину. « - Милорд ректор рассказывал о таких белых пятнах. Они образуются из-за противодействия различных энергетических потоков, в противовес узлам сил… Вот только что меня сюда всегда потянуло? И думалось тут хорошо. Ладно, неважно. Линии судеб можно почувствовать и здесь»
Дэн уселся поудобней, расслабился, глядя в бездонную синь. Привычное с детства чувство, что ещё немного – и полетит куда-то вдаль вместе с планетой, устремится ввысь, чувствуя, как вращается под ним земля, чувство мальчишки, впервые открывшего, что мир – это не просто родной дом и ближайшая улица, не школа и город по соседству, а нечто огромное, живущее по своим космическим законам, для которых люди – песчинки в горсти на берегу бездонного океана.
Впервые Дэн не восхищался и не пугался, а спокойно воспринимал происходящее. Великая безразличие смогло вместить в себя и это.
«- Отойди на шаг в сторону и посмотри на мир со стороны» Это правило оказалось действенным, даже если этот мир – вся Вселенная. Эмоции улеглись, успокоились, оказавшись ненужными в этом месте и в это мгновенье – и исчезли. Мысли, юркие труженики человеческого разума, одинаково легко способные создавать и прекрасные мечты, и низменные помыслы, остались невостребованными – и так же растворились в глубинах разума.. Земля неслась сквозь Вселенную, космос свободно проходил сквозь человеческий дух, сознание балансировало на грани сна и бесконечности, пытаясь совместить и то, и другое… и обрело свет.
Словно кто-то протёр разум молодого мага, тот вспыхнул, засиял. Не было не мыслей, не фактов, не было выводов из них, не было аналогий, способных создавать новые факты. Но где-то в глубине сработали аналогии между аналогиями, будто человек подключился к гигантскому аналоговому компьютеру, оперирующему не цифрами – образами. Образ, вершина человеческой мысли, способный вмещать в себя бездну знаний, здесь был минимальной ячейкой информации, битом, которые нужно было выстраивать в аналоговые цепи и лишь потом начинать с ними работать.
- Вот ты какое, великое прозрение буддистов. Интересно, попадая сюда, они могут пользоваться образными входами, или просто любуются на игрушку Творца?
Почему-то в этом состоянии сомневаться с существовании Создателя миров не хотелось. Возможно, позже, анализирую увиденное, можно подыскать и иное объяснение, но сейчас…
- Творец! – Дэн потянулся к неведомому существу – усталому труженику с мозолистыми руками, зажигающему новые Солнца, работающему напрямую с энергиями, способному лепить из них всё, что угодно. И увидел новые линии, ещё более призрачные и слабые, чем линии судеб. Они пронзали землю насквозь, вырываясь из-под земли и исчезая в вышине – или наоборот, стремились под землю? Одни были толстыми и тёмными, иные – тонкими и светлыми.
Инстинктивно Дэн протянул руку к ближайшей. Та деловито прошла сквозь ладонь, словно и не заметив, зато само тело окуталось призрачной плёнкой, доказывая, что и в человеке есть та же энергия.
Нити божественной силы. То, что организует и упорядочивает вселенную. Что ими движет – разум? Воля? Любовь? Или – мастерство Творца, способного вместить в себя и первое, и второе, и третье, и много чего ещё, неизвестного людям?
Впрочем, несмотря на всю красоту открывшихся линий силы, мага интересовало другое – и он, потянувшись вдаль попытался найти воздействие их на его собственные нити судеб.
Тонкие, невесомые, ажурные конструкции. Они переплетались, входили одна в другую, текли рядом и расходились в разные стороны. Они жили каждая своей жизнью, Взаимодействия – не завися друг от друга. Их было множество, так или иначе они касались всего живого: земли, деревьев, людей, даже облаков на небе.
Но где же те, что подкидывают мне одну за другой маловероятные встречи? Дэн попытался искать, анализировать – но внезапно несколько из множества линий налились чернотой, метнулись вперёд, обвивая человека – и земля дрогнула, уходя из под ног, а дерево над головой накренилось, послышался треск корней – и все верхушка холма, которую облюбовал себе Дэн, стремительно полетела с обрыва.
#2 Путь Мага
13.09.2012 16:09:41
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Речка веками точила земляной склон. Почему она вообще покусилась на холм, вместо того, что бы обойти, по своему обыкновению? Или склон вырос позже, и это земля замахнулась на ускользающую воду, наровя навязать ей свои законы?
- Материи свойственно лежать неподвижно, в крайнем случае – величественно опускаться, но уж никак не убегать за сотни километров, вихляя голубыми бликами на крутых поворотах. – Что то подобное должна была говорить земля, но где уж ей уболтать всегда свободную воду? Та смеялась над чуждыми ей законами, просто ускользая от них, сожалея только об одном: ей не дано воспарить, подобно воздуху. Хотя… и облачка собирались на небе, стол же лёгкие и стремительные, но неизменно возвращались, не в силах расстаться с землёй… и точили старый холм. Высокий и и неустойчивый, он давно бы поддался уговорам проказницы, но тут сказала своё слово природа. Крепкие корни обхватили землю, удержали её, не давая рухнуть – и наступило зыбкое равновесие. Временное и неустойчивое, оно держалось на тонких древесных ветвях, запущенных деревьями в землю, ветвях хрупких и быстро стареющих – но на смену одним приходили другие, и так могло бы продолжаться вечно, если бы на вершине холма человек не начал спорить с судьбой.
Корни напряглись в напрасной попытке, пытаясь удержать внезапно погрузневший монолит земли – и лопнули. Вершина холма моментально ухнула вниз, земля под ногами смешалась, превращаясь в предательскую кашу, от которой невозможно оттолкнуться, а стражи сосну наклонились, словно превратились в гигантские пальцы, указывавшие на мошку, посмевшую покуситься на исполина.
Из транса словно вытолкнула чья-то чёрная ладонь, приходилось лихорадочно, рывками, не пытаясь увернуться, двигаться к краю падающего откоса, с ужасом понимая: не успевает.
Он успел. Вернее, не он: чёрное, поджарое тело внезапно вывернулось из чащи леса, лёгко, в при прыжка, проскочило по подающему стволу, что бы врезаться в тело человека живым ядром, выбивая его с опасного участка – и вылетая следом. Если бы человек весил чуть меньше, а волк – чуть больше, у него бы всё получилось. Или если бы крона сосны была чуть поменьше. А может, если бы нити судеб внезапно не обрели плотность и вязкость, не дающие выбраться из ловушки…
Дэн прокатился по песчаному откосу и плюхнулся на песок, отделавшись парой синяков. Волк – не успел. Круговерть ветвей затянула его в круговерть земли, тяжёлый ком упал на землю, раздался треск – и всё стихло. Маг вскочил и, не обращая на боль в протестующем теле, стал торопливо раскидывать ветки пополам с налипшей к ним землёй – истово и яростно, надеясь на чудо – что бы наткнуться на тускнеющий взгляд давешнего лесника.
- Ты? Но как?
- Какая разница… Слушай, тебе придётся дальше самому. Ловушка была мастерская, зря я недооценивал здешних эгров…
- Подожди, тебе помогут! Я сейчас!
- Не суетесь. Волки живут не так, как люди, и умирают, не так, как люди. Мы можем попрощаться, но уходим, не останавливаясь, и, главное – не оглядываясь. Не заставляй меня оглядываться. Лучше прими последний урок.
Дэн сжал кулаки.
- Кто расставил ловушку?
- Важно не это. Важнее – другое: в своём стремлении помочь матери ты связал ваши ауры. Теперь она имеет энергетику здорового человека – и мозг старика. Эту связь нужно срочно разорвать! То, что ты слабеешь сам – твоё личное дело, но приучая тело искать силы извне, ты перенастраиваешь её разум, не способный управиться с чуждой ему энергией, и оттого дряхлеющий вдвое быстрее. Если она привыкнет получать энергию от других людей, она начнёт делать это самостоятельно. Став… энергетическим вампиром. Мозг, не справившись с непонятной задачей, окончательно откажет, и ты получишь выжившего из ума старика с сильным и полным энергии телом, способным прожить ещё долго. Разорви связь, Дэн! Сейчас же! Не губи душу своей матери, даря ей несколько лишних лет жизни здесь и лишая её продолжения там.
Дэн растерянно посмотрел на лесника.
- Ты всегда верил мне. Поверь и сейчас.
- Хорошо.
Тонкие, невесомые конструкции. Они тянутся от него во все стороны – и та, что идёт к матери, заметно толще, превращаясь в крепкий канат. Перерубить его? Дэн в задумчивости задержался, и вдруг почувствовал на руке холодеющие пальцы.
- Скорее!
Маг стал перекрывать поток энергии, идущий в сторону дома… Плотнее и плотнее, пока тот, наконец, не иссяк, оставив лишь линию судьбы… поблекшую и вроде даже почерневшую. Где то в деревне матушка Дэна охнула, разом почувствовав подкрадывающуюся старость, и присела отдохнуть, вспоминая суматоху последних дней. Столько сил было, хотелось всё время куда-то бежать, а вот мысли путались. Хорошо хоть теперь прояснились.
- Молодец. Когда то именно так родился первый Эгр. После смерти одного из энергетических вампиров, которого снабжали энергией не просто несколько любящих родственников, а тысячи последователей. Он не развоплотился после смерти, наоборот, смог и дальше усваивать поступающую энергию, продляя своё существование, движимый лишь одним: « - Жрать!» Бесконтрольные подобные сущности могут развиваться довольно долго и даже обретать какой-то извращённые, нечеловеческий разум. Обычно маги уровня магистра развеивают их, едва обнаружив, не позволяя им подчинять себе людей, но случается, что они живуь долго и становятся опасны, поскольку начинают управлять самыми тонкими и слабыми, но и самыми важными из сил… например, линиями судеб. Ты понял урок, ученик?
- Не знаю. А давайте я вас всё-таки вытащу, а?
- Чудес не бывает, волчонок. Помни о моём подарке: да, свои магически свойства он утратил, но это, кроме всего прочего, ВОЛЧЬЯ шкура, и этого не отнять никакой магии. А теперь не мешай мне: чтобы вернуться, мне нужно уйти.
Лицо человека вытянулось, заострилось, приобретя звериную ухмылку – и застыло, стремительно белея.

Волки уходят в небеса
Горят голодные глаза

Глаза упорно не закрывались. Плачущий Дэн пытался зарыть их, но ни всё так же упрямо глядели в в затянутый тучами небосклон.

Приказа верить в чудеса
Не поступало…

Молодой маг отступил на шаг. Чужое тело стремительно истончалось. Казалось, прожитые века взяли наконец своё, старя плоть не на минуты – на тысячелетия. Тонкие энергии рвались как нитки, и небольшой комок силы никак не мог оторваться от рассыпающегося праха. Дэн торопливо сформировал шит подходящей силы и подвёл чужой душе, поднимая её вверх. Охнул от слабости: браслеты не работали, всё приходилось брать из собственной плоти – и крови, но упрямо подтолкнул шит наверх, к ветру.

Спиной к ветру и всё же,
Вырваться может
Чья-то душа…

- Хватит. Провожать меня не нужно. И так более чем достаточно. Возвращайся – и спасибо. Лёгкий ветерок коснулся щеки и, развернувшись, Дэн стремительно понёсся вниз, туда, где сидел на песчаном бережку человек, впившись рукам в скрещенные ветки сосны, а прямо перед ним, размываемая начинающимся дождём, медленно таяла выдавленная в песке фигура волка.
#3 Путь Мага
14.09.2012 09:58:05
крот
Посвященный волк стаи
Off-line
Изображение
В целом - неплохо. Но по смыслу я бы поспорил. Энергетически все не так происходит. И концентраторы энергии - это камни и кристаллы. Металл ее не держит.
#4 Путь Мага
21.09.2012 14:44:22
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
День не задался с самого начала. Вначале, чувствуя себя последним подлецом, пришлось ухаживать за прихворнувшей матушкой, затем тащиться на старую работу, пытаясь объяснить новому, недавно устроенному на должность техника сменщику основы непростого программирования на экспериментальных машинах института.
Тот слушал вполуха, отчаянно завидуя Дэновой независимости и высокой зарплате, явно пытаясь подсидеть и столь же явно не понимая объяснений.
- Таким образом, тут выстраивается один многомерный массив из семнадцати переменных. При аналоговом мышлении когда виртуальный процессор находится как бы внутри массива, смещаясь в сторону запрашиваемого массива переменных, это увеличивает быстродействие, в отличие от обычного подхода, когда создают кучу мелких матриц из одной-двух переменных… Ты слушаешь?
Стажёр кивнул с отсутствующим видом.
- А можно получать зарплату техника и программиста одновременно?
- Тут, главное, быть в хороших отношениях с начальством. Это у тебя вполне получится. А вот если не будешь слушать, что я тебе говорю, как программист ты потерпишь фиаско.
- Без обид, Дэн, но это всё устарело. Я лучше грохну тут на фиг всё, установлю нормальный Windoows и современные программы.
- Ясно. Ну, тогда я тебе ничем помочь не могу, осваивайся, послезавтра ещё загляну.
Дэн, ухмыляясь, направился к выходу. Установить американские программы на русскую технику, работающую на совершенно ином принципе! Ну-ну! Мальчик явно решил не заморачиваться. Выгонят его, когда он тут всё запорет. Вот только восстановить первоначальную версию будет некому, начальник повздыхает, выбьет таки фонды и установит пентиумы. А все уникальные разработки последних лет окажутся на свалке. То, что американцам до них расти и расти – несущественно.

- Дэн! Привет! – Юрок притормозил у обочины. Старенькую девятку, обшарпанную и неказистую, он водил легко и плавно, словно это был по меньшей мере бентли. Он никогда не комплексовал по поводу её невзрачности, заменяя внешний лоск собственным обаянием, а важность и респектабельность – всего лишь улыбкой. И выигрывал. У него всегда было куча друзей, в машине, несмотря на её обшарпанный вид, всегда ехали самые красивые девчонки, вон и сейчас парочка застенчиво улыбается с заднего сиденья.
- Здорово! Ты в центр? Подбросишь?
- Спрашиваешь! В кои веки наш затворник выбрался в люди! Поехали с нами? Я Вале с Олей обещал казино показать. Они никогда не были, посмотреть интересно, а сами стесняются.
Дэн засмеялся.
- Я тоже никогда не был. И мне как-то неинтересно.
- Да ладно, мы ненадолго. А потом в кафешке посидим. Заодно расскажешь, почему эта стерва после общения с тобой столь резко поменяла имидж. Помнишь Райку? Волосы зачем-то перекрасила, да вообще на стиль вамп перешла. Ты её не укусил часом?
- А я что, на вампира похож? - Дэн заржал и плюхнулся на переднее сиденье рядом с Юрком, с удовольствием подставляя лицо солнышку. Вроде непохож, не обугливаюсь вон…
- Ну так высшие могут находиться на солнце! – С восторгом поведала одна из девчонок, Оля, явно помешанная на вампирской тематике, но так и не сумевшая совладать с копной огненно-рыжих волос. – Они такие… романтичные!
- Да что в них романтичного-то? – Дэн удивился. – Обычная нежить. Живёт исключительно за счёт жизненной силы обычных людей. В среднем существует в автономном режиме не более трёх-четырёх суток, самые жизнестойкие – не более месяца, поэтому рекомендуется их создавать непосредственно перед применением, например, перед генеральным сражением. И с блокирующим контуром, иначе вовремя не упокоятся, обезумеют от голода и нападут на своего создателя. Этим мало кто балуется – та сила, которая идёт на их воплощение, вполне может быть использована более продуктивно. Разве что условия предельно благоприятствуют или маг более ни на что не способен. Это бывает при преломлении сомо-плоскости..
Дэн осёкся, увидев округлившиеся глаза девчонок и ехидно ухмыляющегося Юрка.
- Так их, фанаток доморощенных! А, как ты там сказал, воплотить, такого можешь?
Приятель явно решил, что Дэн издевается над очередными почитательницами сериала «Сумерки». Где ему было знать о той тоске, с которой маг вспоминал о занятиях с милордом ректором, всегда спокойным и умеющим ответить на Людой вопрос, в том числе и о подобных созданиях. Заметив интерес ученика, тот даже сводил его на практику старшей группы, что навсегда уничтожило веру в киношные сюжеты у молодого мага.
- Воплотить? Высшего упыря? Бледного одутловатое существо, всё в кусках крови и слизи, способное мычать, когда к нему обращаются, понимать задание с пятого раза, зато увидев добычу, рваться к ней с огромной скоростью, наплевав на собственные раны и проходя через большинство магических щитов без особых повреждений, обгоревшая кожа и обломанные пальцы не в счёт… Зачем?
- Ну, это какой-то не такой вампир… Вампиры другие! Они… - Оля неуверенно глядела на попутчика – её явно поразили не сами слова, как уверенный тон человека, который знает и видел то, о чём говорит.
- А другие – только в кино! – Юрка заржал и притормозил у сверкающего огнями фешенебельного заведения, которого, совершенно точно, на прошлой неделе ещё не было. – Пошли, мы ненадолго. Ты с нами.
Вот есть же люди! Они полны жизни и позитива, уверенны в себе и обаятельны перед друзьями и врагами. Ничто их не задевает: ни презрительные взгляды охранников, прожигающие обшарпанную девятку, ни уничижительный взгляд кассира, у которого они прикупили кучку самых мелких фишек, которые только были в заведении. Они и прошли-то исключительно его улыбающейся физиономии, уверенной в том, место человека – там, где он хочет находиться. И умеющего это добиваться просто лукавым прищуром глаз уверенного в себе человека.
- Так, вот однорукие бандиты. Интерес возиться с ними – как у рыбака удить у цистерны, в которой плавает перекормленная, снулая рыбёшка. Такой деваться некуда, клюнет непременно, но только когда проголодается. Вот вам по жетону, попробуйте.
Дэн отказался от жёлтого кругляшка и, вместо дёрганий за железные руки, поглядел на ряды автоматов, выискивая линии судеб. Народу с утра в казино практически не было, и ничто не мешало рассмотреть всё попристальней. Естественно, сами куски железа особой истории не имели, но сколько всего было накручено вокруг них! В основном – боли и разочарований, но был и восторг, от которого тянуло желанием играть дальше. Автоматы были не новые, и клубки судеб вокруг них были многочисленные, тянущиеся из прошлого в будущее. Приглядевшись, Дэн улыбнулся и подсказал молчаливой Вике:
- Попробуй на воон том. Он явно ждёт именно тебя.
Щёлкнул жетон, стукнула опускающаяся рука – и под аккомпанемент фальшивой бравурной мелодии послышался звон сыпящихся монет.
Двухголосый женский визг ударил по ушам. Расхватав монетки, они помчались вдоль рядов, щёлкая одним автоматом за другим. Юрок попробовал было их остановить, но Дэн ухватил его за руку:
- Хочешь, что бы подсели? Погоди, выиграли они немного, мигом всё спустят.
Минут через пятнадцать взволнованные, раскрасневшиеся девушки вернулись к парням. Идеи сыпались из них, как из рога изобилия: срочно докупить жетонов, у них есть в карманах, на карточках, наверняка они сегодня много выиграют, новичкам везёт…
Подумав, маг сформировал небольшую струю ледяного воздуха и направил на девчонок. Потных и раскрасневшихся подруг мигом проняло, охладив похлеще холодного душа.
- Именно таков принцип игорных заведений: выигрыши чередуются с проигрышами. Причём эта череда просчитана так, что в результате вы всегда остаётесь в минусе. Казино – не благотворительное учреждение, при долгой игре вы неизбежно проиграете. – Юрок подхватил приунывших подруг и потащил дальше: - Глядите, а вот тут рулетка.
Тут было сложней – но интересней. Потоки судеб не скручивались в готовые узлы – предостережения, тут правил случай. Как оказалось, иногда он мог поспорить и судьбой, и найти выигрышные номера было бы невозможно… если бы не хитрая электронная система управления колесом, вмонтированная в стол. Ей управлял человек, существо непредсказуемое по определению, но легко читаемое на уровне судьбы.
Красное. Чёрное. Двадцать семь, тринадцать, тридцать два… Есть чудаки, которые пишут стихи числами. Дэн бросал фишки легко, не глядя – они испуганными птицами падали на зелёное сукно, застывая на квадратных разметках цифр. Узлы сил складывались легко, фишки скользили по ним, иногда проскальзывая. Маг не поправлял, оставляя кругляши лежать там, где упали; кидал тогда, когда не было и намёка на будущиё выигрыш, кидал, когда всё решало движения шарика по кругу… и частенько выигрывал. Ему не было дела до денег, он не смотрел, сколько фишек, дорогих, плотных и ярких, горой лежало перед ним – его увлекала ИГРА.
Впервые он понял чувства Мага, играющего с судьбой, обманывающего, хитрящего – и выигрывающего. Чувства собственной силы, могущества, чувство Игрока, способного изменить мир... И стальные захваты чужих ладоней на плечах. Двое дюжих амбалов пристроились по краям, отрезая от остального зала, от растерянного Юрка и испуганных девчонок.
- Спокойно. С вами хотят просо поговорить. Очень скоро вы вернётесь к своим друзьям. Они пока могут поиграть за вас.
Неизвестно откуда вынырнувший распорядитель был сама любезность. От тут же подозвал официанта, предлагая все шампанского – дорогого, пенящегося. Но Юрка, весь бледный, неприязненно отодвинул халявный бокал, хотя к шампанскому относился неплохо.
- Полчаса. Полчаса мы будем ждать. Если за это время Дэн не вернётся – мы начнём его искать. И не только мы.

- У вас хорошие друзья – пожилой господин в дорогом костюме, с короткой, но тщательной причёской, которую можно получить лишь в дорогих парикмахерских салонах, с любезной улыбкой кивнул на монитор, за которым Юрка невидящим взглядом уставился в закрытую за ним дверь. – Уверяю вас, их подозрения беспочвенны. Мы действительно хотим только поговорить. Никто не будет, как в дешевых боевиках, бить вас по голове, заставляя рассказать, как именно вы обманули рулетку. Вы вполне можете забрать свой выигрыш и уйти, это ваше право. Не пойман – не вор.
Господин с отческой улыбкой откинулся на кресле, жестом указав на журнальный столик, где стояла открытая бутылка явно дорогого коньяка и несколько чистых бокалов.
- Угощайтесь. Если хотите чего-то особенного, от редкого сорта чая до вина определённой выдержки – всё очень близко. Заказать?
Дэн неторопливо уселся в кресло. Правила новой игры озвучены, можно сыграть и в неё, но как же не хватает этого уверенного, полного силы возгласа внутри « - Остановись! Остановись и успокойся, даже если это твоё последнее мгновенье!»
- Что вы. Не нужно. Коньяка вполне достаточно, тем более что я в нём совершенно не разбираюсь и не уловлю оттенки вкуса… Вас выдаёт взгляд. Он слишком цепкий для личины доброго и богатого бизнесмена. Что вы хотели мне сказать?
- Даже так? Вас и правда интересует, что я хотел вам сказать? Удивительно! Ещё секунду назад я был уверен, что вы спросите что-то вроде « - Почему меня задержали!» или « - что вы можете мне предложить?»
- Секунда – это очень много. Иногда за секунду можно стать другим человеком.
- Или совсем не человеком. – Человек рассмеялся. – Дэниэл… редкое имя… Для русского. Вы уверенны, что у вас в роду не найдётся иных, не славянских, предков?
- Вполне. Поскольку вы не представились, и вряд ли хотите озвучивать своё имя, а моё, тем не менее, знаете, буду обращаться к вам Иван Иваныч. Вполне по славянски, не находите? Так вот, Иван Иваныч, «Нет» на первые три вопроса. Дальше.
- И каковы должны были быть эти вопросы? – Роскошный господин с лёгким интересом глядел на юнца, перехватывающего инициативу. Ладно бы уверенно и нашло, таких одёрнуть легко… нет. Казалось, собеседник совершенно не интересуется разговором и откровенно скучает. Лицо его было бесстрастным, а глаза – пустыми, словно он одновременно делал что-то более увлекательное, например, писал стихи, а разговор поддерживал исключительно из вежливости.
- Нет, я не жульничал.
- Нет, я в казино второй или третий раз.
- Нет, я не буду на вас работать. Я достаточно чётко уловил интересующие вас вопросы? Если да – позвольте откланяться, мои ответы не изменятся.
Тяжёлые ладони охраны тут же вдавили назад в кресло… впрочем, достаточно бережно, не позволив расплескаться дорогому коньяку.
- Вы верно угадали мои вопросы, Даниил Дмитрич. Впрочем, первые два я задал бы чисто из любопытства, для поддержания разговора. Я не скучающая шишка из шоу-бизнеса, я из государственной и очень серьёзной конторы. Достаточно серьёзной, что бы отодвинуть в сторону любых воротил, особенно из контор подобного сорта.
- На третий вопрос ответ по прежнему « - Нет».
- А почему, позвольте спросить? – Господин в дорогом костюме наклонился вперёд, вглядываясь в глаза собеседника. – С каких пор помощь Родине стала вызывать в вас столь негативные чувства? Я не новичок в… некоторых вещах и могу оценить степень ваших умений. Они могли бы помочь. Отчизне. Родине. России!
Дэн хмыкнул.
- А что, на это ещё кто-то попадается? «Когда государству от тебя что-то нужно, она зовёт себя Родина». Вы вольны трактовать свой гражданский долг, как вам будет угодно, но я отслужил честно, и теперь имею моральное право самому решать, в чём МОЙ гражданский долг. Так что – проехали, тут остановки не будет. Я слишком часто и слышал, и сам видел, как парней по соусом из вот таких красивых слов заставляли служить интересам очередной кучки олигархов. И ладно бы служить – умирать за эти интересы! Глупо… и бесплатно.
- Ладно! За бесплатно вы не хотите. Понимаю. Вы не рядовое пушечное мясо, вас одними лозунгами не накормишь. Что вы хотите? – Иван Иваныч пролистал небольшую папку, чудом оказавшуюся у него в руках. - Я уже думал над этим. Женщиной вас не увлечь. К деньгам вы равнодушны. Игра заинтересовал вас, но ненадолго. Как насчёт власти?
- Власти? Неужто вы поделитесь? По мне, ни один властитель не отдаст добровольно ни грамма своих завоеваний.
- Ну, не будьте так наивны! Властитель, завоевания. В рамках развития социологии существует интересная программа. Берётся молодой, перспективный человек, ну вот такой, как вы, и сажается мэром небольшого городка в глубинке. С расширенными полномочиями. По сути – становится там царём и богом. Сколько у нас городов с населением от десяти до пятидесяти тысяч? Сотни. Выделить пару десятков на эксперименты – не жалко. А результаты бывают интересными.
- Вот так? Просто отдать под начало кому не попадя десятки тысяч людей?
- Вам их жаль? Попробуйте сами! Делайте, что угодно. Хотите осчастливить – пожалуйста. Хотите заставить работать за кусок хлеба – никто не пикнет. А будут хорошие результаты – так и на вооружение можно взять, в масштабе всей страны внедрять! Прогрессивно! Ново! Масштабно! Можете приступать хоть завтра! Но при этом сотрудничать с нами по тем вопросам, которые только вы сумеете решить. И не волнуйтесь, вашего города эти вопросы касаться не будут. Город будет исключительно в вашей власти. Как вам? Устраивает?
- Я…Я подумаю.
- Конечно. Я бы разочаровался в вас, если бы на такое предложение вы ответили сразу. Обязательно подумайте, и со всем усердием. А потом зайдите ко мне к кабинет, мы обмозгуем, какой город больше подходит для реализации ваших планов. Вот моя визитка.
Тяжёлый пластиковый прямоугольник лёг на журнальный столик перед Дэном. Чёткие, словно выдавленные буквы. Должность, звание. И никаким Иван Иванычем там и не пахло.
#5 Путь Мага
21.09.2012 18:17:24
Пушистая
Модератор
Off-line
Изображение
Активный участник форума
Волка жаль. он можно сказать 2й ГГ был. Очень значимый, емкий и запоминаемый. Теперь придется интригу закручивать что бы компенсировать убирание из сюжета такого интересного героя.
#6 Путь Мага
21.09.2012 18:28:23
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
:) Волк был ёмкий персонаж, это да, но он слишком много философствовал... в ущерб динамике.
А интриги тут не будет, интрига в нагнетании обстановки... пока его пытаются купить и запугать, но скоро перейдут в более решительным действиям
Хотя... есть идеи по интриге?
#7 Путь Мага
03.10.2012 16:36:50
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Ночь встретила терзающегося человека радушно, остудив разгорячённый разум прохладными объятьями сна. Дэн устроился отдыхать в гамаке, на свежем воздухе. Лёгкий плед надёжно защищал от прохлады начавшей подступать осени, а свежий воздух был кстати: он выгонял с головы лихорадочную одурь планов и прожектов нового мира… Мира, который ему предлагали построить.
Лунные тени робко плясали на веранде, испугано множать от отсветов далёких фонарей. Всё стало зыбким, тени дрожали, создавая причудливые узоры и посыпая всё серебром бледного, чуть робкого сияния. Дымка тумана повисла в воздухе, играя частицами пыли, наполняя их жизнью, их движение - танцем, их тела - светом, и казалось, бесконечные хороводы каких-то крохотных существ пируют на досках старой веранды. Загадочная феерия становилась всё стремительней, всё ускоряющейся - казалось, что воздушная волна сейчас взметнется, закрутится смерчем и ураган обрушится на спящего человека. Но воздух оставался спокоен - даже слишком. Подобный воде, покоящейся многофутовой массой на дне моря и не замечающей игры стаи рыб в ее струях, он отвергал движение, хотя состоял из него - не колыхнулся даже тогда, когда тени, выйдя из углов, не освещённых луной, сгустились и образовали фигуру человека. Черты лица, скрытые тьмой, больше оставляли воображению, чем реально показывали. Волосы, словно присыпанные пылью с серебром - седины? Лунного сияния? Сердце, даже во сне, забилось гулко и тревожно.
- Волк? Это ты?
- Нет, юноша. – Ректор откинул капюшон тьмы, шагнул вперёд, уплотняя лунные песчинки. – Я рад видеть, что вы тоскуете о друге, потому что именно о нём я хотел бы поговорить.
- Что тут говорить? Милорд, он мёртв! Даже тела его не осталось под корнями деревев, из0под которых он меня вытащил…
- Говорить нужно о многом. – Ректор небрежно присел на воздух, устроившись на нём удобней, чем на кресле, и неспешно и обстоятельно начал рассказ. По сути – исповедь человека, не желающего терять учеников.
- Когда вас… отослали в родной мир, я был активно против. И не только я . Многие тогда подняли голос в вашу защиту, и, возможно, всё случилось бы иначе, но тёмные несколько раз пытались нащёпать ваш след, а это было уже серьёзно. Дать в руки тёмным технологии вашего мира означало как минимум новую, кровопролитнейшую войну, а как максимум – поражение и полное уничтожение множества миров. Всё, на что пошёл совет – это объявление блокады вашего мира вынужденной, временной мерой. Мол, как найдут возможности обуздания технологий магическим путём, так сразу блокаду и снимут. Конечно, посте постановки экрана тёмные всё поняли, но… такой шит не пробить лазутчику, а начинать магическую войну в межмировых потоках, или в вакууме, над поверхностью вашей планеты, наверняка думая, что уж мы-то все ваши разрушительные игрушки изучили и сможем применить… Тёмные отступили. Наверняка – временно, они перевернут вселенную в поисках подобного мира или в поисках способа попасть к вам… А такой способ уже есть.
- Ну, раз вы здесь, значит – несомненно, есть.
- Ну что вы, я – исключение из правил. Во первых, существо практически нематериальное, созданное силой магии, в разработке блокирующего щита участвовал лично и часть меня могла просочиться сквозь мной же созданные участки хотя бы частично – что бы оказаться у вас в сознании. Поверьте мне, даже при всех моих способностях – это ничтожно мало. Ни с кем, кроме вас, я общаться не смогу, вы единственный маг на планете. Не обо мне речь. Практически сразу после того, как вас отправили на родину и шит был поставлен, я почувствовал, как он был аккуратно раздвинут и кто-то проскользнул в ваш мир. Это было сделанного совершенно необычно, никто ничего не заметил, и я бы не заметал, если бы в тот момент не составлял с блокирующим щитом единое целое, проверяя его на прочность. Мне просто повезло – я заметил, узнал и не стал поднимать тревогу.
- Это был Волк?
- Да.
- Что ж, наблюдателям не о чем беспокоиться – он уже ничего никому не расскажет.
- Должен! – Ректор вскочил, нервно принявшись ходить перед Дэном – пылинки, составляющие его суть, заколыхались сильней, взвиваясь в беззвучных вихрях. И даже не ради вас: ради него самого. Вы знаете, что происходит с душой мага после смерти?
- Как-то в вопросах ваших религий вы меня не просвещали. – Молодой маг был ошарашен.
- Да при чём тут религии! Сознание – это не столько тело, сколько энергия! Как, по вашему, я существую да ещё с вами разговариваю? Такая энергия есть в любом человеке, даже в животных. Только энергия сознаний животных и обычный людей чаще всего просто растворяется, вновь возвращаясь в мир и может быть использована ещё и ещё. Энергия людей более духовно развитых, творческих личностей или святых подвижников, магов после смерти какое-то время сохраняет свою целостность. Тут много факторов: количество энергии, которое сохраняет сознание, наличие или отсутствие материального объекта, подпитывающего его энергией и многое другое. Чаще всего сил хватает, что бы поместить сознание в душу вновь родившегося ребёнка, сохранив личность, а если повезёт, то и память. Иногда это происходит в совершенно иных мирах и вселенных: у разума свои пути. В вашем мире всё намного хуже.
Эрги, энергетические паразиты, питаются вашими душами, они для них – лакомство. Мало кто достаточно силён, что бы дать им отпор, даже то недолгое время, которое требуется, что бы вновь воплотиться. Волк сейчас в ловушке! Он не может уйти, ему мешает экран, а, воплотившись в жителя твоего мира, он потеряет большую часть своей души! Вы не маги, вы просто не приспособлены для хранения такой силы!
- Но я же маг!
- У него нет возможности искать ещё триста лет. Думаю, сейчас он забился в самое укромное местечко в поисках выхода. Или, вернее – спасения. Сними я экран, хотя бы на мгновение, его душа оказалась бы в наиболее подходящем ему мире… но не думаю, что такой возможностью не сумели бы воспользоваться тёмные. Я не рискну миллионами жизней… даже ради своего ученика.
- Значит, Волк обречён? – Голос Дэна дрогнул.
- Юноша! То, что вы сейчас спите, не должно туманить ваш разум! Я же сказал вначале: Волк уже проникал сквозь экран, нужно просто его найти и узнать способ!
- Но… как я найду сознание умершего человека?
- Думаю, это будет несложно. Вернитесь на место его смерти и двигайтесь оттуда в сторону самого пустынного, самого густого леса. В конце концов, волка всегда следует искать в чаще! – Ректор невесело улыбнулся… А там… Думаю, там он вас сам найдёт.

Какая чаща в пригороде? Дэн вновь и вновь возвращался к холму с расплывающимся земляным силуэтом волка и опять начинал поиск… Никаких следов, магических или природных, не было ни на одном из планов – какие следы у души? Клубок линии судеб давно распался – судьба могущественного мага, прожившего не одно тысячелетие, булла закончена.
Как искать то, о чём в, общем-то, и понятия не имеешь? Если древнее знание заменено сказкой, легендой, в которую можно верить – или не верить, как узнать, где истинна? Особенно – если нужно узнать позарез, и не просто узнать, а ещё и использовать?
Земной парень, попав в сказку долго примирялся с тем, что за ней – иные законы, которые нужно постигать и которыми нужно уметь пользоваться. Только трудом и потом, и ещё – своими способностями и навыками. Привык, примирился, стало кое-что получаться – и вот опять! Новая сказка должна стать реальностью, но учителя – далеко, а время утекает, как песок меж пальцев? И любимая присказка насчёт сесть и расслабиться – не помогала. И Дэн перешёл на бег. Вначале судорожный и лихорадочный, по расширяющейся спирали, охватывающий все пригородные лесополосы, именуемые «лесочками»… Но шаг привычно построился под давний ритм, и вот уже под ноги лёг весенний шаг, рука подхватила валяющуюся на дороге жердину, словно привычных посох… Лес померк, сквозь него проступили иные деревья иных миров, воспоминания поневоле сделали ноги упругими, а дыхание – ровным. Мир наполнился звуками и запахами, свежими и чистыми, словно внутри человека пробудилась его первобытная частица, заставляя всё чувствовать острее.
Быстрее! Летний ручей расплескал свои трели, ноги сами собой засновали чаще, деревья выстроились по сторонам мелькающими шеренгами с кустами-провалами, ветер дул в лицо, теребя причёску, листва шуршала под ногами, упрямо пытаясь задержать, заставить остановиться дерзкого, решившего найти иные тропы…
Ещё быстрей! Осенний ветер остужал разгоряченную кожу, посох ловко отводил ветви, норовящие ударить или хотя бы подсечь, но трава и листья уже не успевали захватить чужую поступь – они бессильно взметались вслед подошвам, стремительно удаляющимся вдаль, и не хватало самой малости, полного единения с природой, серая птица маячила на краю сознания, манила, ещё крылья рассекали воздух сильнее и быстрей слабых человеческих ног…
Быстрее! Зимний вихрь сорвался, закружил человека, лес, природу, спаял в единое целое, понёсся вдаль, огибая деревья-истуканы, силящие рвануться следом, стать единым целым с тем, что создавалось в пузыре ледяного вихря… И воздух уже не мешал, а поддерживал руки-крылья, и громады стволов стали не преградами, а возможностью заложить очередной вираж, любуясь скоростью, миром, собой… Ещё быстрее! Вихрб разрастался, втягивая в себя кусты, деревья, рощи, поля, дороги – и маленькую искорку чужой души.
- Остановись! Это слишком опасно – подобные эксперименты в немагическом мире! Ты сожжешь себя, сочетая несочетаемое! Довольно!
И, падая лицом в пыльную траву опушки, Дэн почувствовал внутри, где-то под волчьей шкурой магической печати диплома, чужую искру, и, уже теряя сознание, понял: получилось!

Потом он долго лежал, вдыхая пьянящий аромат степных трав, наслаждаясь им, словно был навсегда лишён простых радостей жизни, слушая щебетанье птах и стрёкот кузнечика где-то рядом. Тело постепенно восстанавливало силы, но найти в себе их достаточно, что бы перевернуться и лечь поудобней, казалось немыслимым, невозможным подвигом за граню запредельного. А пока – оставалось лежать, уткнувшись носом в траву, и вести неслышный никому диалог.
- Я боялся не успеть.
- Как ты вообще до подобного додумался? С чего ты взял, что я вообще хочу, что бы меня нашли?
- Но ты же пришёл! Сам! Значит…
- Ничего не значит! Я тебя спасал, дубина! Ещё пять, ну десять минут подобного безумия, что творилось с тобой – и от тебя не осталось бы ничего, даже той малости, что была у меня! Ты не у ректора, в мире, словно созданном для безумных экспериментов свихнувшихся студентов! Тут нельзя развоплощаться!
- Ректор опять был прав – тебе угрожала опасность. Хорошо, что мы встретились.
- Опасность мне угрожает по прежнему. – В рычащем, с хрипотцой, волчьем голосе послышались ехидные нотки. – Если ты ещё не понял, малыш, что сейчас в родном мире, ты – добыча! А охотник – весь мир! Вернее, узлы сосредоточения мира, плюс эрги, плюс недомаги всех мастей, ну и прочие желающие, которых множество, но обсуждать их уже не стоит. Им всё равно ничего не светит – на фоне основных соперников.
- И что же мне делать?
- Для начала – встать на ноги! Знаю, сейчас новорождённый волчонок собьёт тебя с ног ударом хоста, но всё же – встань. Нужно найти место, где можно отлежаться, где нас не заметят.
- Разве можно спрятаться от мира?
- От мира – нет! Но от активной его части – вполне. Встань!
Ноги не хотели слушаться, руки разъезжались, заставляя вновь и вновь падать в луговую траву. Наконец, с трудом заставляя мир перестать вращаться перед глазами, Дэн нащупал лежавшую рядом палку, с трудом поднялся, выпустил древко из ладоней – переставлять его не было сил, пошатнулся, но удержался на ногах. Шаг, другой – обратно, в дубовую рощу, из которой только что вылетел и в которой оборудовал себе лёжку дух волка.
#8 Путь Мага
08.10.2012 22:17:54
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Казалось, прошли годы прежде чем он вышел на небольшую полянку, скрытую в одной из пригородных рощ. Касалось, что он превратился в какой-то бездушный автомат, с трудом передвигающий ставшее непослушным тело, поднимающий ноги-сваи и упрямо не позволяющий себе упасть. Сам Дэн давно бы наплевал на любые опасности и тупо отрубился бы под ближайшим кустом, но сила воли чужой искры была велика. Её вполне хватало на то, что бы тащить – чужое, не своё тело по незнакомому лесу, подбадривая и утешая, анализируя обстановку и одновременно умудряясь говорить что-то утешающее. Волк не даром прожил свои тысячелетия. Нет, он не пытался перехватывать контроль или занимать тело – искорка чужой души вообще оказалось за его пределами, укрывшись где-то между рубашкой и магической печатью. Но сила духа столь древнего существа была поистине удивительна: казалось, вели он расступиться морю – и то бы расступилось, без всякой магии. Подбадриваемый ей, Дэн шёл и шёл, поворачивая, нагибаясь, иногда приседая и снова шагая, пока не услышал: « - тут безопасно!» После чего сознание радостно померкло, не успев даже увидеть, как оседает на толстый ковёр листьев выпущенное из-под контроля тело.

Очнулся Дэн утром. Поморгал, приходя в себя, с трудом соображая: помчался искать чужую душу он прямо с утра, даже не позавтракав, захватив с собой только пару бутербродов, до обеда мыкался, пытаясь найти то, не знаю что, бутерброды благополучно сжевал ( в животе предательски заурчало), зачем внезапно встал на след, бег – и дикая, животная слабость. Сколько же он тут провалялся? Хорошо, если остаток дня и ночь, а если не одни сутки? Его, наверное, уже ищут!
- Не паникуй, не нужно. Матушка твоя уверенна, что ты ночевал дома и утром ушёл по грибы, а больше ты давно ни с кем всерьёз не общался. Да, есть личности, что наблюдают за тобой, из любопытства или корысти, но они недостаточно организованны, что бы пока думать о них всерьёз. Бояться нужно совсем другого. Кроме людей, есть ещё эрги, и вот ионии тебя пасут всегда и везде… Ты для них – возможность стать даже не самым главным – это возможность перейти на новый уровень.
- Откуда ты знаешь насчёт матушки?
- За отсутствием своих линий судьбы, я наблюдаю за твоими. И могу аккуратно подправить. Не отвлекайся. Ты задаёшь не те вопросы.
- Я должен спросить об эргах? Об этих пауках-вампирах? – Голос Дэна был полон яда.
- Нет. Об этой поляне.
- А что с ней не так? – Дэн окинул поляну внимательным взором… Потом ещё и ещё раз. И замер.
- Вспомни историю своей земли! Когда гигантский метеорит уничтожил самую тонкую и самую активную из всех энергий планеты, больше всего пострадала её атмосферная и… скажем так, животная её часть. Всё дело в видах и способах воздействия магических энергий. Если животные, предчувствуя опасность, пытались защититься, отдавая энергию, то растения пытались выжить – запасая её. Конечно, львиная доля для нормально экосистемы планеты сгинула безвозвратно. Но прошли сотни тысяч лет… Животные научились аккумулировать энергию в себе: по чуть-чуть, понемногу, просто на случай кризисных ситуаций… А растения научились делиться между собой энергией, создавая подходящую атмосферу для развития. Вот в таком животном храме мы и находимся.
Молодой маг анализировал свои чувства, пытаясь понять всю кричащую неправильность странного места. Нет, сила тут была – крайней мало для любого другого мира, но довольно много по меркам Земли! Но эта сила не желала даваться в руки! Они не признавала никого, кроме растений – не враждовала, просто не давалась в руки, равнодушно скользя мимо. Дэн уже вспотел от усилий получить хоть немного дармовой силы, но всё было напрасно.
Небольшой овражек – даже, скорее, просто ложбинка, укутанная слоем листьев и закрытая со всех сторон деревьями от нескромных взглядов, была пустой. В ней самой не росло не куста, не берёзки – только деревья где-то там, высоко вверху, склонили над ней свои кроны.
- Это гигантская природная линза! – Неожиданно для себя решил Дэн, прислушиваясь к ощущениям. – А фокус у ней…
Он решительно шагнул, морщась от усталости, на самое дно ложбины, выискивая центр, затем привстал, снова поморщился, зачерпнул энергии браслетов и аккуратно пролевитировал повыше, ловя фокус. Охнул и вновь упал на землю, вновь теряя сознание.
Впрочем, сейчас он очнулся быстро, буквально через несколько минут.
- Ну и на фига такие эксперименты? – Теперь голос Волка был полон скепсиса и насмешливой иронии. – Что понял хоть?
- Это было странно. – Дэн был задумчив. – Я внезапно увидел структуру земли, словно кто-то сдёрнул покров земли и листьев, обнажил все её секреты – неглубоко, только куда достают корни. И увидел, как соки текут по древу, и…
- Ты можешь использовать эту энергию?
- Нет. У растений интересная защита, её невозможно пробить… Вернее, конечно, возможно, но затрачивать будешь больше, чем получать, да и то, что получишь, не годится для людей.
- Последнее и есть самая надёжная защита. Уж можно было сообразить и быстрее, без насилия над собой. Экономическая рентабельность – страшная сила, уроженец твоего мира это должен был сообразить раньше. Мы здесь не для того, что бы забирать крохи у Леса – а что бы учиться. Под пологом его храма мы невидимы для эргов, а значит, у нас сесть время кое что в тебе изменить. Хватить фонить своей силой и изображать ходячую мишень! Пора учиться дальше.
- Смеёшься? Я ничего не ел и не пил почти сутки, моих сил не хватает ни на что, кроме как падать в обмороки.
- Ирония? Это замечательно. Самоирония – тоже неплохо, но пища намного лучше. Добудь себе пропитание.
- Как? Я не охотник, а ждать, пока вырастет что-то съедобное, даже под действием магии – слишком долго.
- Ну, откровенно говоря, сутки без пищи – не такая уж и трагедия, люди и больше могут продержаться, но ты прав: не стоит доводить до крайности, и – просто поешь.
- Что??? Я не умею грызть деревья! Я не заяц!
- Грызть и не обязательно. Как и быть зайцем. Но ты прекрасно понимаешь, что растительная пища для тебя съедобна – так что тебе мешает преобразовать свойства растений в более удобно варимую для себя форму? Конечно, не гарантирую, что будет безумно вкусно, но сытно и питательно – вполне.
Через час Дэн обессилено прислонился к стволу ближайшего дерева. Вкусно и правда не было, но желудок наполнился, и по телу разливалось блаженное тепло. Древесина больших деревьев, как не старайся, была жёсткой и практически безвкусной, хорошо возле великанов нашлось несколько более молодых и нежных кустиков, которые после минимальной модификации под руководством бдительного Волка стали напоминать на вкус спаржу, зато чаша, выращенная из ствола большого дерева, давала достаточно сока – практически безвкусного, но позволяющего утолить жажду.
- Это не твои вишни – энты, но по крайней мере к вечеру ты сможешь вернуться домой, не вызывая у окружающих впечатления голодающего с Освенцема. Ну, хватит – пора заняться твоей защитой.

- По правде говоря, я об этом уже думал. – Дэн угрюмо жевал небольшой побег кустарника. – Но что я могу? Любая моя защита – это энергия, а энергия для здешних вампиров – что зайцы для волка. Добыча.
- Ох, чем плохи первокурсники, даже такие самородки, как ты – это отсутствием именно систематизированных знаний. А так же базы, способной эти саамы знания получить. Как же быть… О! Придумал! Давай на пальцах! Вот тебе упрощённая, мистическая картина мира, как раз в духе ваших церковников, почему то решивших, что всё можно объяснить с помощью одной книжки, львиная доля которой – политические дрязги, псевдоистория и общие рассуждения о добре и зле.
- Смотри: люди могут оперировать одним видом энергии, той самой, которую могут запасать в себе, а именно – энергией Творца. Но одновременно их тела обладают и взаимодействуют и с остальной энергией вселенной: ты обладаешь массой, а значит, имеешь собственное гравитационное поле, по твоему телу бегут нейроимпульсы, создающие электрические и магнитные поля. И в принципе, при известном навыке можешь влиять и на них, но не прямо, а посредством своей первоначальной, магической энергии. Это логично: энергия Творца для того и предназначена, что бы влиять на Его Творения.
- Но эрги – не боги. Они способны питаться только этой, первоначальной энергией. От них можно защититься достаточно мощным гравитационным, магнитным полями…
- Только мне такое создать – никакой энергии не хватит. – Молодой маг угрюмо сопел, просчитывая варианты.
- Тогда так: почему моя шкура до сих пор на тебе держится? Почему её не схарчили?
#9 Путь Мага
19.10.2012 14:36:40
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
- Тогда так: почему моя шкура до сих пор на тебе держится? Почему её не схарчили?
Вопрос упал, словно рысь с дерева. Волк – маг, он оперирует силой создателя – лакомым куском для пожирателей, эргов. Верно?
- Ты говорил, что любой магистр может уничтожить эрга. Как?
- Вариантов масса. Первый – пересилить его, забрав уже его силу. Для уровня магистра, могущего ненадолго стать сильней и могущественней колодца манны – задача выполнимая. Хотя и с трудом. Подходит тебе, сокрушитель эргов? Нет?
- Ну, вот другой вариант – отсечь его от мира и выкинуть куда-то , где нет энергии, и где Эрг погибнет сам. Для этого нужно не только суметь обездвижить противника, но и мастерски владеть телепортом и знать подходящие координаты. Тоже не подходит?
- Я первокурсник, и ничего не умею. А ты, Волк – ты мог бы справиться с эргом?
- Какой интересный вопрос, с ответом внутри. Да, именно мог – пока был жив.
- Так почему ничего не делал? – Отчаяние, прозвучавшее в словах молодого мага, заставило искорку чужой души виновато замерцать.
- Мы пробовали… когда-то. Но ваш мир – рай для них. На место одного погибшего вы сами рожаете десяток других – молодых и алчных. Когда-то несколько тысяч лет назад, был такой проект. После него два подающих надежды молодых архимага удалились от дел, став отшельниками, остальные члены группы попросились в действующие войска. Знаешь, куда выстлана благими намерениями дорога? Когда уничтожаешь десяти тысячелетнего эрга, старого, опытного, давно достигшего зрелости и пытающегося создать симбиоз с людьми, уничтожить ценой огромных усилий – и увидеть, как на его место вы создаёте тупых и безмозглых хищников, поживающих вас же и друг друга. И выживает не самый умный и не самый зрелый, а самый хитрый, заручившийся поддержкой одного народа – что бы они помогали ему есть все остальные… Это ломает идеалистов, мечтающих облагодетельствовать все миры.
Тишина упала на поляну. Тягостная и чуть виноватая. Человек лежал на земле, вокруг текла энергия – спокойная и равнодушная, совсем не такая, как у человека, но всё же – энергия Творца.
- Волк! Та шкура, что на мне – она сродни энергии растений?
- Нет, конечно. Энергию растений сложно использовать, но развеять её так же легко, как и обычную. Когда я создавал этот шит, я хотел создать сверхсложное образование, самовосстанавливающееся и способное отразить атаку архимага, как минимум. Интересная была работа, творческая. Эх, золотые были деньки…
- И что ты сделал?
- Использовал принципиально иной вид энергии. Той, что нет у Творца – и в проявленных им мирах.
- Но разве Творец не всемогущ? Как он может не обладать чем-то?
Волк явственно поморщился.
- Зря я вообще стал проводить эти примитивные аналогии с религиями. Это для ленивых умов, не желающих взглянуть глубже. Смотри: известная тебе Вселенная расширяется. То есть, образно говоря, Творец продолжает свою работу над ней. А что лежит за её пределами?
Дэн пожал плечами.
- Никто не знает. Есть гипотеза о какой-то тёмной энергии, используя которую, Вселенная продолжает своё развитие… Стоп! Ты хочешь сказать, что твоя шкура – из энергии вне нашей Вселенной?
- Скажем так: из энергии, отличной от энергий известной нам Вселенной. Создать подобную было непросто, но непросто – не значит невозможно. Результат получился не совсем таким, как задумывалось, но довольно интересным. Опытный архимаг такую защиту пробьёт, едва разобравшись в её сути, а у мастеров, поверь, на это много времени не уйдёт. Зато доступ к силам, способным преобразовывать Вселенную, может дать необычные методы управления этими силами. Очень необычные.
- И справиться с эргами?
- Возможно – если ты научишься создавать подобную энергию. Лично у меня на это ушло семьсот лет в одном из самых богатых магией миров. – Лукавый прищур волчьих глаз явственно проступил в сознании Дэна.
- Тогда – растянуть то, что есть? Сделать твою защиту универсальной? Она скроет меня – и тебя от нечеловеческих глаз?
- Растёшь. Всего-то за час пространных рассуждений дошло. – Явственный ироничный хмык. – Но вот только как это сделать – тут ты давай сам. Давно пора расти как магу, все уроки позабросил. Силой почти и не пользуешься, по лесам бегаешь, как оглашенный. Я посплю пару дней, не тревожь.
Присутствие чужого разума в сознании человека пропало, оставив лишь ощущение присутствия чего-то тёплого и дружелюбного… словно собаку погладил.
- Ну, удружил, учитель… И что мне теперь делать? Тут прописаться, в ожидании ректора, что ли? Иные энергии… ну надо же!
Проучившись год в университете магии, Дэн ни разу не задумывался, чем он учится управлять. Как – было намного важней. Нет, спору нет, силы земли, воды и воздуха… Все эти термины были ему знакомы. Но они никак не увязывались с привычными ему с земли электромагнитными полями, и воспринимались, как сказка. Из-за этого дело долго не шло на лад – пока не стряхнул с себя сказочные суеверия и не начал применять методу управления энергиями, известными ему по его родному миру. Но, тем не менее – управлял, несмотря на кучу незнакомых терминов, он одним видом энергии… видоизменяющимся, но одним. Перейти на другой – разве это возможно? Впрочем, едва попав в наш мир, он смог почувствовать течение электричества по проводам… Было? Было. Значит, шансы есть. Вытащив из кармана свой старенький сотовый, он принялся буравить взглядом батарейку…

Совершенно равнодушная, чужая сила. Или электроны в маленькой, видавшей виды батарейке были достаточно самолюбивы, что бы игнорировать потуги возомнившего невесть что о себе человечишки. Они занимались своими, предписанными им законами природы делами и плевать хотели на всё остальное.
Маг чувствовал: в его руках бились маленькие, яркие искорки большой силы. Но даже эти крохи не желали выполнять его желания – или подчиняться его воле. В отчаянии он принялся тянуть из батарейки заряд, пытаясь переместить чужую силу в себя, запасти в собственном теле, как не раз делал это в университете. Глухо.
Ну столько там ёмкости? Дэн глянул на скромно горевший индикатор, показывающий половину заряда, и неосознанно толкнул немного своих сил в лежащий в руках сотовый. Индикатор помедлил – и начал наполняться зелёным, уверенным светом полного заряда.
- Эврика! Если ты достаточно самолюбив, что бы отвергать любые попытки управлять собой, тебя не обязательно заставлять – гораздо проще купить. Дать чего-то на халяву, задаром, и ты уже зависим, и уже появились нити, за которые тебя можно дёргать…
Молодой маг направил поток энергии из браслетов в шкуру, окутывающую его ауру. Он практически не чувствовал, что она есть, просто знал это – и этого было довольно. Браслеты недовольно гудели, но делились накопленной силой, огоньки тускнели, и долгое время ничего не происходило… Пока постепенно, вначале еле заметно, а затем всё явственней во внутреннем зрении проступил этот давно уже ставший привычным, но по прежнему непонятный подарок.
Действительно, шкура. Только не из шерсти, а из тончайших энергетических нитей – тёмных, необычайно прочных, но не несущих зла. Впрочем, добра тоже не несущих. Это была Сила – сила вне привычных представлений о мироздании, сила первозданная, управиться с которой возможно было только Творцу.
- Интересно. И что же, ты совсем-совсем независимая? – Дэн пробовал все известные методики воздействия, известные ему по университету, но странная защита оставалась равнодушной. Одно радовало: она легко поглощала энергию, и поток из лесной линзы, направленный на неё магом, поглощала столь же легко. Это давало интересные перспективы на будущее. Хорошо получить альтернативные источники энергии, на которые не зарятся вездесущие эрги - но не решало проблем настоящего.
- Ладно, не хочешь сотрудничать, так я тобой хоть полюбуюсь. – Маг оторвался от нового, увлекательного действа, напился питательного, но безвкусного древесного сока, лёг под фокусом энергий леса и расслабился.
- "- Закрой глаза и расслабься, даже если это единственное, что ты можешь сделать..." – сколько раз он слышал эту фразу? Но молодость всё ещё бурлила в нём, он всё ещё пытался силой пробиться там, где нужны иные тропы. Вот и сейчас – просто лечь и созерцать, когда что-то началось получаться? Но в глубине души маг чувствовал: это единственно верный путь.
Странная шкура была словно не из этого мира. Нити судеб огибали её, избегая соприкасаться. Земные силовые поля – пронзали, но не изменялись и ничего не изменяли сами. Она была как капля масла на воде – вроде и вместе с остальной водой, но – наособицу, не смешиваясь, почти не соприкасаясь. Мысленно Дэн протянул руки: тепло, словно трогаешь бок какого-то зверя. Он аккуратно запустил пальцы в длинный ворс чужой энергии – и внезапно почувствовал, как нити ожили, поползли по курам, стремясь окутать его тело. Торопливо отдёрнул ладони.
- Нет уж, экспериментировать буду я, а не ты. – Попытался оторвать жгут непонятной энергии – тот упруго выскользнул, лишь заколыхались в воздухе нити его собственной, вложенной в непонятное образование, силы.
- Так, а если? – Аккуратно надавил, воздействия не на чужую шкуру, а на собственную энергию в ней. Та послушно отошла, а в месте с ней колыхнулась и чужая придумка. Дэн задумался, добавил ещё энергии – и заметил, как непонятная шкура выросла. Немного, но подросла.
- Тогда можно не ломать голову. – Молодой маг повеселел. Он направил поток лесной силы в шкуру, и принялся раздвигать её во все стороны, стараясь сделать побольше. Это было сложно и муторно, непонятный раритет скорее набухал, чем рос, но капля камень точит… К вечеру Дэн смог закутаться в получившиеся образование целиком, скрыв от любопытных глаз все свои странности: и изменившуюся от занятий ауру, и магическую печать на ней. Даже браслеты, давно и прочно обосновавшиеся на ногах, он аккуратно завернул в отдельные меховые унты энергий. Те заурчали, и принялись высасывать силу из магической обувки. Впрочем, брали они исключительно привычную, земную энергию, и ничего страшного произойти не могло. Осмотрев себя со всех сторон, Дэн остался доволен: в магическом зрении шкура скрыла человека, оставив лишь полуразмытое пятно слабых вихревых потоков.
Неплохой маскхалат получился. Возможно, теперь меня оставят в покое. Прав был волк: не стоило фонить на все окрестности. Ну кто ж знал, что и у нас на земле есть любители поживиться на дармовщинку да же столь специфичным лакомством.

Два дня Дэн провалялся дома, прислушиваясь к себе и миру. Всё было спокойно: никто его не искал, не слал заманчивых предложений, не пытался соблазнить или украсть накопители энергии. Дух волка спал, восстанавливая силы, и ректор не спешил приходить в сны ученика. Взбодрившись, Молодой маг рванул в город. Просидев полдня в институте, он честно пытался объяснить сменщику основы аналогового программирования. Тот ничего понимать не хотел, явно настроившись переделать всё на 1С, этот примитивный выкидыш американских технологий. Разозлившись, Дэн наорал на парня, и выскочил, хлопнув дверью. Встретившись на выходе с начальником отдела, под горячую руку заявил, что не видит смысла в своей дальнейшей работе, поскольку переделывать существующую системы в цифровой вид – это запрягать лошадь не в машину даже, а в паровоз.
Выскочив с института, не бесцельно бродил по городу, успокаивая нервы. Слопал три мороженных – немного помогло. Отдал четвёртое ребёнку, сосредоточенно ковыряющемуся в песочнице – улыбнулся. Покормил в парке голубей купленными тут же, в ларьке, баранками (обычного хлеба не было). Заулыбался, глядя как умные птицы мочат куски баранок в немногочисленных лужах, прежде чем слопать.
Довольный собой и миром, направился домой – и увидел небольшое кафе , приютившееся возле многоэтажки. Над дверью красовался жизнерадостный плакат: « - Мы открылись!», правда, уже попорченный парочкой дождей. Но Дэн видел это кафе впервые. Нащупав в кармане несколько хрустящих бумажек, он решительно шагнул под крутящуюся дверь и очутился в уютном зале, буквально на десяток столиков. Устроившись у окна, он заказал кофе с пироженным и принялся смаковать горячий напиток. С утра он бродил по городу, и соскучился по горячей пище, да и пара отвоеванных у голубей баранок давно переварилась.
Кафе было уютное, заставленное горшками с зеленью. Светильники были скрыты, что, при уменьшении мощности и приглушённой музыке наверняка создавало романтическую атмосферу по вечерам. Впрочем, до вечерник посиделок ещё было время и зал был неплохо освещён – как светильниками, так и солнцем, проникающим через стеклянную стену фасада. Дэн улыбался, изучая обстановку: видно было, что к интерьеру приложила руку девушка: всё вокруг было мягким, неагрессивным и даже чуть кукольным. Благодушествуя, он допил кофе и совсем было собрался заказать ещё чашку, как его взгляд упал на картину, полускрытую вьющимися растениями – намертво прикипел к ней. Забыв о недоеденном пироженном, он встал – и замер, изучая чьи-то рисунки. Выполненные обычной акварелью и вставленные в незатейливые рамки, ни не выглядели богато и претенциозно, но изображённое на них было удивительно знакомо любому, умеющему видеть силы мира. Любому магу. Как заворожённый, Дэн ходил от одной картины к другой, изучая увиденное.
Первый план – обычные пейзажи, предметы, природа, дома, люди. И – светящиеся ореолы энергий, объединяющие их в единое целое, создающее новый, сложный ансамбль мировой гармонии. Молодой маг вспоминал те редкие моменты, когда он умудрялся УВИДЕТЬ то, что обычно просто чувствовал – и сравнивал с рисунками. Получалось – точно и аккуратно. Но мог ли местный художник видеть то, что доступно редким одарённым магических миров?
- Вам понравилось? – Дэн машинально обернулся. Девушка, строго и стильно одетая, с блокнотом и ручкой в руках – явно кто-то из персонала кафе. Почему-то он ожидал увидеть художницу: в беретике, с испачканными краской руками и мольбертом под мышкой. Увы.
- Да. Рисовавший это видит мир не так, как мы. Более правильно. И красиво. Редкий дар. Кто это рисовал?
- Одна неудачница. – Девушка грустно улыбнулась. – Её выперли из художественного училища за «несовременность, надуманность и однообразие тем», мы повесили сюда эти картины просто потому, что не было денег на что-то более подходящее. Со временем уберём.
- Жалко. - Дэн загрустил. – Этот мир устроен неверно, если подобным талантам не дают развиваться, и их картину можно увидеть только потому, что нечем прикрыть стены.
- Не мы устанавливаем правила игры. – Красотка в философски пожала плечами. Современная причёска, тщательно ухоженные руки, аккуратный и строгий маникюр. Только глаза: глубокие и пытливые. Неужели? - Мы можем лишь попытаться не проиграть, а на подобные глупости остаётся вечера, не занятые более важными вещами…
- Угу… вначале бизнес, потом отдых, потом дети, уроки, внуки… а холст и краски ждут пенсии. Таковы правила игры. Вот только мало кто задумывается, что эти правила насквозь искусственны и фальшивы – и можно просто не играть.
- Вы говорите глупости. – Девушка наморщила нос. – Этот мир – сложная система взаимоотношений. Даже бомжи на свалке учувствуют в них, хотя и минимально. Мы должны жить, для этого нужно зарабатывать деньги на еду, квартиру, машину, обеспечить достойную жизнь детям… - Она продолжала говорить ещё что-то, но Дэн, перешедший к очередной картине, замер.
Чёрный, глубокий космос. Без единой звезды, тёмный, полный непонятной, древней силы. И – сверкающая, переливающаяся, наступающая на него Вселенная, полная огней, красок, играющая энергиями и силами подобно фонтану, играющему радугой огней.
- Это… это сотворение мира? Вселенной? Такое, каким увидел бы его Творец… Ты правда думаешь, что уют ухоженной квартирки важнее этого?
- Чушь это всё! – Девушка сердито закусила губу, но глаза её подернулись влагой. – Это просто мышиная возня, нелепые, пустые сны!
- Как тебя зовут?
- Аня.
- Ань, это не нелепость. Давай присядем, я обьясню тебе, что именно ты видишь во сне…
Но тут хлопнула входная дверь. Громко и развязно. Несколько парней, покачиваясь скорее для куража, чем от выпитого, стояли у входа, разглядывая полутёмный зал.
#10 Путь Мага
23.10.2012 19:08:30
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Но тут хлопнула входная дверь. Громко и развязно. Несколько парней, покачиваясь скорее для куража, чем от выпитого, стояли у входа, разглядывая полутёмный зал. Немногочисленные посетители постарались сдвинуться поближе к стенам и втянули головы в плечи.
- Кафе закрыто. Посетителей просьба покинуть помещение. – Самый квадратный из бугаёв нагло уселся на ближайший стул, задрав ноги на столешницу. – И вызовете сюда управляющую этой забегаловки. Мы тут заказ сделать хотим. – Он заржал, вертя в руке кастет, а Аня, сгорбившись, нерешительными шагами направилось в сторону бритоголовых.
- Я хозяйка этого кафе. Что вам угодно?
- Хозяйка? Что-то ты не похожа на бизнес-вумен, пигалица. – Бугай опять заржал, вызвав смешки стоящим за ним парней.
- Вы распугиваете посетителей. Или делайте заказ – или уходите. – Аня пыталась держать себя в руках, но голос её, упрямый и злой, всё же сбился.
- Ладно, верю, крошка. Ты тут главная. – Бугай привстал, опершись руками на столешницу. Та жалобно заскрипела, но выдержала, и лицо громилы оказалось практически вплотную с побледневшим личиком девушки. – Ну, если так, то нужно платить. За защиту. Ты же не хочешь разориться на бесконечных ремонтах, едва открывшись?
- Я… у нас нет пока денег. Мы ещё развивается. Я договорилась с… ну, с главным, что пока не встану на ноги, меня не трогают.
- Я не знаю, с кем ты там договорилась, девонька, но главные тут – мы. И нам нужны деньги. Здесь и сейчас. Впрочем, если денег нет – мы не гордые. Будешь кормить на халяву. Всех. Трижды в день. Ну, и если чего ещё захочется… - Он плотоядным взглядом окинул стройную фигурку. – То тоже устроишь. На халяву.
Бугай заржал, блестя золотыми зубами, его кореша вторили ему на заднем плане, а Дэн решился. Внутренний голос вопил там, в глубине сознания: « - Уйди! Всем не поможешь! Ты только сорвался с крючка, замаскировался, не привлекай внимания, дурак! Иначе твоя передышка окончится, не начавшись». Но этого голос не принадлежал не магу, не шуту, не волку. Он просто был, пустил корни, в результате воспитания, бесконечных страшилок-новостей по ТВ, пересудов соседок, разговоров приятелей. И слышать этот голос было противно и бесконечно стыдно. Потому что это был его собственный, взращённый системой образования и воспитания, здравый смысл.
- Ну что, Ань, нравится? Вот она, твоя система, воочию, ноги задрала, воздух портит. – Дэн положил руку на плечо девушки, почувствовав, как ту трясёт мелкой дрожью. - Посиди пока. – Отправив девушку в сторону за дальний от бугаёв столик, он шагнул вперёд, остановившись только когда практически уткнулся нос в нос с внимательно наблюдающим за ним громилой.
- Подобными вопросами тут занимаюсь я. Выйдем, перетрём?
- Ты не в моём вкусе, интеллигентишка! – Бугай засмеялся. – Я женщин предпочитаю. Молоденьких.
- Струсил?
Главарь, даже понимая, что его разводят «на слабо», не мог допустить подобных наездов. Схватив шкета, вдвое меньшего, чем любой из его банды, за рубашку на груди, он приподнял его в воздух. Вернее, попытался приподнять. Мозгляк легко вывернулся из захвата и уверенно, не оборачиваясь, направился к выходу.
- Нет? Тогда пошли. – Бросил он через плечо застывшим в удивлении рекетирам.

- Бой! - Классическая волна силы стекает с раскрытой ладони в необъятный торс бугая. Небольшая – мастера боевых искусств, даже здесь, способны на большее. Удар раскрытой ладонь, внешне обманчивый, способен раздробить кирпичную кладку, или превратить в фарш внутренности. Но Дэн не чувствовал ненависти к выкидышам бесчеловечной системы – они не виноваты, что они такие. Просто удачно вписались тут, развив в себе подлость и силу за счёт ума и благородства.
Здоровяк скорчился, не в силах сдержать содержимое желудка, а маг, развернувшись, ударил по лицу следующего, раскручивающего над головой ржавую цепь. Блин, как больно! Они что, качают всё, что можно, от мышц до ушей и костей? Цепь просвистела в опасной близости, и Дэн рассвирепел.
- Бой! - Удар в горло смял хрящи гортани, заставив здоровяка выпустить цепь и осесть, хватая ртом воздух. Выстрел! Травматика? Пуля летит медленно, её можно отследить, но уворачиваться от пуль – это из ненаучной фантастики, а вот увернуться от нацеленного на тебя ствола в толстой неповоротливой руке – вполне реально. Выстрел – пуля царапает стену проулка, но маг уже с другой стороны и совсем близко.
– Бой! - Ладони сминают чужой кулак вместе со стволом. Травматика или нет, но за такие вещи наказывают. Последний из незадачливых рекетиров воет – и падает ничком, теряя сознание от боли. Странно – привыкнув причинять боль другим, так и не научился переносить собственную? Или Дэн и правда разозлился?
Оглядев постанывающую троицу, маг совсем уже было собрался на выход, когда какая-то несуразность зацепила взгляд. Будучи постоянно настороже, он привык вполглаза наблюдать за линиями судеб. Вокруг главаря их было СЛИШКОМ много. Белоснежные, серые, чёрные… Они не шли мимо, не создавали узлов. Входя в здоровяка, они исчезали в нём.
- Волк! Что это? Я никогда такого не видел!
- Ещё увидишь, и не раз. Этот парень…. убил слишком многих. Допроси его сам, я ещё не восстановился.
- Ты – Дэн подошёл, перевернув бугая, скорчившегося в позе эмбриона. – Скольких ты убил?
- Да пошёл ты!
- Ты невежлив. Вы все живы, и будете здоровы… в целом. Именно потому, что я проявил сдержанность. Но если вы меня вынудите – всё ещё можно переиграть. Ты убивал?
- Я служил. – Здоровяк с трудом сел и вытер рвоту с губ. – Защищал людей, в том числе таких, как ты!
- Я вижу чужие судьбы, которые ты оборвал… Ты уверен, что убитые тобой женщины и дети – это необходимость? Их судьбы обрываются в твоей, они не исчезают, как положено.
Здоровяк икнул и посерел.
- Что это значит? Ты экстрасенс, да? Я проклят? Сними проклятье!
- Проклятье? Слышал я подобное… Если на человека идёт слабое негативное воздействие – сглаз, посильнее – порча, ещё сильней – проклятье. И все кому не лень, это всё снимают, особенно хорошо получается снимать деньги со счёта клиента. Нет, ты не проклят. Просто на тебе кармические долги тех, кого ты убил.
- Не понимаю. Объясни! – Здоровяк явно верил всему, что услышал. Продемонстрированная мозгляком крутость явно была доказательством его сверхъестественности – в глазах обычной шпаны. Было желание запугать братка посильнее, по победило желание разобраться самому. Просто порассуждать вслух.
- Если ты убиваешь человека – ты обрываешь его судьбу. Это понятно. Профессиональный военный всегда готов к смерти, он не строит больших планов, живёт сегодняшним днём – а значит, больших последствий это не имеет. Конечно, бывает, что судьба имеет на солдата свои виды, но это исключение из правила. Больше всего планов у женщин, самые сильные и светлые – у детей. Их судьбы не так просто уничтожить. В женщинах и детях – сила рода, сила будущего. Уничтожая будущее, ты портишь своё собственное настоящее… и отдаёшь свои силы, свою энергию, что бы заткнуть дыры в гобелене судеб. Получается, на тебе долг – сделать всё то, что не сделали убитые тобой. А это практически невозможно. Вот такой эскизик получается.
- Ты врёшь, экс! Здоровяк смотрел хитро! А как же маньяки серийные? Их же ничего не гложет! Режут и режут глотки детишкам!
- Обычно не просто режут. Обычно – ещё и насилуют. Их психика сдвинута на требованиях чужих судеб. Желание жить, любить, продолжать род… Заметь, сколько среди педофилов и маньяков учителей: учитель так же может ломать судьбы детей. Не так фатально, но – количество переходит в качество. Пока чувство вины не завладеет человеком настолько, что, убивая одного ребёнка, маньяк словно очищает свой мозг от чувства вины перед другим. Он убивает – и получает наслаждение. Наслаждение мазохиста, загоняющего себе иголки под ногти. И находятся эрг… существа, готовые сотрудничать с таким, забирая чужие души в обмен на минуты покоя.
- Значит, если я снова начну убивать, они перестанут мне сниться?
Дэн торопливо шагнул вперёд и нанёс два удара. Треснули ломаемые кости. Бугай взвыл, его руки провисли безжизненными плетьми.
- Это для верности, а то выводы начал неправильные делать. Ты не маньяк, психика у тебя пока нормальная. Подумай, пока руки срастаются – твои жертвы перестанут сниться, или просто их будет сниться больше? В конце концов, чужие судьбы можно успокоить, отдав долги – сторицей.
Бугай баюкал руки, стиснув зубы, но, видно, старая рана была сильней и заставляла продолжить разговор:
- В храм… Любые деньги!
- Дурак! Никогда, никого, деньги не могли спасти от греха. Только твои личные дела могут успокоить неуспокоенные души. Сделай то, что не успели сделать они – и, возможно, обретёшь если не спасение, то покой.

В кафе висела тоскливая, опасливая тишина. Немногочисленные посетители старались поскорей управиться с заказом и убраться, а Аня сидела на столе, прямо напротив входа, и, закусив кулачок, невидящим взором смотрела на стеклянные двери.
- Всё в порядке, Ань. Эти – кивок в сторону двери. – Вас больше не потревожат. Хотя я не уверен, что не найдётся ещё пары сотен таких… Ведь они – порождение столь важной для вас системы. Впрочем, я хотел поговорить не о них. Договаривайтесь, нанимайте охрану – ваше дело. Меня поразили ваши рисунки.
Страница 1 из 212
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.