Добро пожаловать,
Гость
Логин
Пароль
Запомнить меня
Забыли пароль?
Наверх

Белый инквизитор

Форум > Дмитрий Морозов > Белый инквизитор
Поиск
У нас на сайте




Страница 1 из 212
#1 Белый инквизитор
27.05.2013 15:34:53
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Лишь несколько часов выделил себе на отдых герой дня. Стоило рыцарям, празднующим победу, успокоиться и отправиться в город – по кабакам, отмечать неожиданных успех, он, одетый в лучшие одежды, накинув плащ и завернув новый меч в неприметное тряпьё, тихонько выскользнул из палатки и, счастливо избежав внимания гуляк, направился к городским воротам. План был прост: успеть проскользнуть до того, как ворота будут закрыты на ночь, но после того, как сумерки скроют лица, заставляя стражу зажигать фонари и факелы – но не видеть деталей, скрытых в причудливых тенях играющих огней. Пара мелких серебрушек заинтересовала блюстителей порядка намного больше лица припозднившегося прохожего, торопливо скользнувшего в тени густо застроенных домов и растворившихся в них.
А ещё через полчаса Арман неторопливо постучал в двери трёхэтажного особняка, увитого розами. Кто в нём жил, он не знал, но сам дом легко узнал по наставлениям леди Катрины. Вышколенный слуга, приоткрыв дверь, вопросительно взглянул на закутанную в плащ фигуру. Инквизитор неторопливо сдвинул тряпьё, дав лучу света упасть на блестящую сталь с прожилками булатной закалки – и его с поклоном пригласили вглубь дома. Несколько пролётов, небольшой коридор – и неприметная дверка, ведущая в будуар знатной дамы. Слуга остался за порогом. Усмехнувшись, Арман шагнул вперёд – и остановился, увидев три женские фигуры, одетые в карнавальные платья. Вернее, платье было одно, сшитое одним и тем же портным три раза: синий бархат, лёгкие, ажурные крылья за спиной, ажурный же веер, и бархатная полумаска, оставляющая открытыми только глаза – и одинаково сложные, дворянские причёски. Каждая держала в руке букет простых ромашек.
Арман ухмыльнулся. Высокородной герцогине охота поиграть?
- Леди Катрин. – Он обратился к стоящей у окна фигурке. – Вот та игрушка, которую вы хотели получить.
Меч сверкнул, вылетая из тряпок - и с коротким звоном опустился у ног фигуры, небрежно поигрывающей ромашками. Та не среагировала, продолжая пристально вглядываться в замершую перед ней фигуру. Наконец, короткий жест – и служанки, переодетые в одежды госпожи, исчезли в боковых дверях.
- Я не ошиблась. Ты – не простой рыцарь. Ты волк, идущий по чьему-то следу. Кто ты, волк?
- У нас нет общих целей и общих врагов, герцогиня. Договор, заключенный меж нами, закончен, мой путь – идти дальше, а ваш – блистать в свете. Думаю, излишняя откровенность повредит нам обоим.
Леди Катрина задумчиво покачала веером. Затем прошла к небольшому бюро из тисового дерева и принялась перебирать раскинутые на нём приглашения.
- В крупных городах балы – постоянное явление. На одни я хожу с удовольствием, других стараюсь не посещать. Волк, я хочу, что бы ты сходил на один такой праздник. Он будет сегодня, времени ты не потеряешь. Если я боюсь собственной тени – ты просто повеселишься и поедешь дальше. Если же нет… не мне учить волка охотиться.
- Вы опять используете меня, леди. Капкан был поставлен на юную лисичку, а вы подсовываете в него матёрого волка. Хитро. Хотя и чуточку бестактно.
Катрина вихрем сорвалась с места. Обхватив шею мужчины руками, она впилась в его губы, не давая отстраниться. Арман попытался, но, плюнув на всё, прижал к себе податливое тело. « Творец, ты милостив, и даже на самой тернистой дороге можно встретить прекрасные цветы. И миг любования ими прекрасен! Но не стоит пытаться задержать прекрасные мгновения: сорванные, эти цветы быстро вянут.»
Вежливо, но твёрдо он отстранил от себя тянущуюся к нему леди.
- Вы прекрасны, но, как выяснилось, на это вечер у меня есть ещё одно дело. Вашими стараниями, миледи.
- Подожди! – Глухо звякнул колокольчик, и служанка, уже успевшая снять с себя синий бархат, принесла небольшой, узкий клинок с хищным жалом, выглядывающим из коротких кожаных ножен. Шитая серебром перевязь дополняла картину. – Я забрала у тебя трофей – прими же замену. Это клинок моего покойного мужа. Не парадный, на нём нет драгоценных камней, зато в бою он его не разу не подводил. И странствующему рыцарю, и идущему по следу волку он будет как нельзя кстати. И если… Если вдруг ты устанешь, тебе найдётся место в моём доме.
- Это прекрасный подарок, миледи. Он будет напоминать мне… о запахе ромашки в ваших волосах. – Развернувшись, Арман направился к выходу, держа в одной руке – шпагу, в другой – приглашение на бал и бархатную полумаску, а женская фигурка ещё долго стояла у окна, глядя в тёмное небо.
- Прости. Волки редки среди придворных лизоблюдов, я не могла не воспользоваться тобой, что бы решить свои проблемы. Возвращайся. Только возвращайся.

Старинный замок в миниатюре, гулкий и пустой – вот на что был похож дом, в котором проводили очередное празднество. Во всяком случае, так было указанно в приглашении. Дорогая, позолоченная бумага, стандартные строги приглашения – не именное, обезличенное, это единственная странность! И – пустой, без обязательной праздничной суеты, дом. Подумав, Арман решительно взбежал по ступенькам крыльца и стукнул в покрытый окалиной дверной молоток. Дверь распахнулось сразу же, стоило стихнуть звуку удара. Невозмутимый слуга, весь в чёрном, принял приглашение, приветственно поклонился и повёл гостя вглубь дома. Широкая винтовая лестница, освещённая только несколькими лампами, полого спускалась вниз. После нескольких витков Арман понял, что находится уже довольно глубоко под землёй. Необычное место для праздника!
- У шевалье есть маска? Сегодня костюмированный вечер! - Вспомнив о всунутой в руки полумаске, Арман торопливо нацепил её на себя и поправил слугу:
- Я Сэр Арман де Логви, странствующий рыцарь!
Тот молча поклонился и, распахнув перед гостем двери, прокричал услышанное имя в наполненный людьми зал. В глаза ударил яркий свет, по ушам – музыка и гомон веселящихся людей.
Появление нового гостя большого интереса это не вызвало. Несколько человек обернулось, но в общей сутолоке и суматохе большинство так ничего и не услышало. Все шутили, танцевали, пили вино и ели закуски со столов, расставленных вдоль стен.
Арман неспешно прошёл к ближайшему, подхватил бокал с вином, осторожно пригубил. Сочный, насыщенный аромат. Смесь нескольких дорогих вин и непонятные травы. Какой-то изысканный, явно восточный рецепт. В воздухе пахло благовониями и запахом разгорячённых тел.
- Рыцарь! Вы опоздали! Всё веселятся уже несколько часов! – Арман неторопливо обернулся – и вздрогнул. Если большинство женщин в своих нарядах изображали классических бабочек, белочек, диковенные цветы, то стоящая перед ним дама явно решила отличится. Огненно-рыжие волосы, ярко-красно платье, в тон ей маска на лице, небольшие рожки в волосах и выглядывающий из-под наряда хвост. Чертовка???
- Ого! Леди, вы поражаете меня своей смелостью! Подобный наряд в городе, который выбрал своей резиденцией Папа, граничит с вызовом.
Красавица надула губки:
- Вы как моя мамаша! Маскарад не терпит ограничений, к тому же это закрытый приём, специально проводимый так, что б не тревожить покой местных обывателей… ну и Папы, конечно. – Дама с напускным смирением присела в реверансе, озорно тряхнув рожками. – А теперь пойдёмте потанцуем!!
#2 Белый инквизитор
04.06.2013 08:58:39
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Арман любил танцевать. Правда, все его танцы кончились много лет назад, с той поры, как он стал охотником… Но красота танца была ему доступна. То, что танцевали здесь, было ему незнакомо, Но умение подмечать детали позволило выделить основные движения танца, а музыкальных слух, развитый с детства – уловит ритм. Подхватив руку незнакомки, он закружился в танце.
Впрочем, почти сразу ему стало неуютно: пользуясь раскованными движениями танца, чертовка прижималась к нему… слишком фривольно. С трудом вытерпев один танец, он торопливо сбежал с столу с закусками. Залпом выпив бокал вина с ароматом трав, он неспешно принялся жевать полоску копчёного мяса, с подчёркнутым вниманием изучая гобелен, висевший на стене.
- Арман! Не ведите себя, как престарелый монах в борделе. Не стоит пугаться смелых женщин! – Чертовка, с бокалам вина, вновь оказалась рядом. – Сегодня особенная ночь! Сегодня можно отпустить скрытого внутри вас зверя на волю! Не спорьте! Внутри каждого прячется животное. Что хочет ваше, Арман?
Девушка внимательно смотрела на собеседника, неторопливо потягивая вино.
- Что вы хотите услышать? Что я хочу женщин? Боюсь, я уже не мальчик, воспламеняющийся от манящей улыбки.
Чертовка улыбнулась: похоже, разговор её забавлял:
- Ну зачем же так примитивно! Даже самые примитивные животные хотят большего: они делают запасы пищи, значит, мечтают о достатке, они борются за место вожака – их манит власть. Они любят восхищать самочек- значит, у них есть гордость и восхищение окружающих им доступно. Корни всего этого – животное начало вашей натуры, вы никуда не денетесь от него.
- Далеко не все следуют подобным страстям. Множество людей довольствуется землёй и куском хлеба. Они живут смирением…
- Это стадо баранов, вот и всё. – Девушка с превосходством улыбнулось. – Есть хищники, и есть их жертвы, способные только блеять под клыками, когда придёт из черёд. Это тоже животное начало, и оно есть в каждом: слишком многие стремятся, что бы победило именно оно! Но у вас в глазах огонь, Арман! Я не поверю, что вы согласны быть овцой в стаде! Ваши желания выдают вас: вы хотите большего!
- Да! Я хочу крови! Я давно ушёл не только из стада, но и из стаи. Я – волк одиночка, и мои жертвы обычно имеют клыки.
Чертовка довольно улыбнулась:
- Да! Вы знаете толк в наслаждениях! Запах крови, ощущение превосходства над жертвой, покорно ждущей твоего решения: жить ему или умереть… и тысячи жертв, погибающих по твоему желанию. Истинная власть всегда строится на крови!!!
- Вы путаете меня с вашими приятелями. – Арману стало противно. Он торопливо, испытывая брезгливость, стряхнул руку девушки со своей руки. – Меня не манят игры герцогов и королей, и мне нет дела до власти играть – и убивать по своему желанию. Я использую не инстинкты, а сердце и разум. Ты заигралась в роль собственной маски, красавица!
- Карнавал это предполагает. Любую маску стоит отыгрывать целиком. Вас это оскорбляет? У вас претензии к олицетворению этой маски?
- А у тебя нет обиды на врага рода человеческого? Разве не он губит души вокруг, обрекая их на вечные муки?
- Муки? Это только если заранее не приготовить себе местечко поуютней. И потом: С ним можно договориться.
- С кем? С Дьяволом? Отцом лжи и обмана?
- Так говорят. Но давайте посмотрим: Бог признаётся верующими светлым началом мира, источником всяческой жизни, добра и мудрости. Вся благодать имеет своим источником Его, весь мир создан Им, Он вершит судьбы людей и всей Вселенной. Вместе с тем именно Бог является источником понятия "грех", именно Бог постоянно гневается на грешников и карает их, именно Бог заставил Авраама принести на алтарь собственного сына, именно Бог изгнал из Рая Адама и Еву за их желание продолжить человеческий род, а когда изгнание не привело юное человечество к гибели, устроил Великий Потоп...
- Дьявол признается верующими источником всяческой нечисти, врагом рода человеческого, искушающим истинных верующих своими наущениями. Между тем для Дьявола не существует понятия греха, Дьявол никогда ни на кого не гневается (за что он может гневаться?), Дьявол не устраивал Великого Потопа, Дьявол не выгонял Адама и Еву из Рая, Дьявол никогда не препятствовал человеческому роду плодиться и размножаться, никогда не устраивал массовых эпидемий и войн, карая грешников...
- Бог, по мнению самих же верующих, истребил гораздо больше людей, нежели Дьявол. И все потому, что Бога легко разгневать, а разгневанный Бог, используя свое могущество, не считается с тем, скольких ему придется убить, чтобы утихомирить свои эмоции.
- Так кто же бог и кто же дьявол?
- Бог – совсем не тот, каким его представляют невежественные люди. Он – не судья, он – Творец мира, труженик с мозолистыми руками. Не он судит людей – они сами карают себя, своими поступками лишаясь благодати, выходя из действия ЕГО вселенских законов. Своими животными поступками: алчностью, похотью, стяжательством и жаждой власти.
- Я слышала это много раз. – Красавица ничуть не обиделась, или просто не показала виду. Многие говорят так же – но лгут, прикрывая напускным смирением животное собственной души. Дай им волю – и они пойдёт по трупам, чтобы иметь лишний кусок. Хотя зачастую обходятся доносами, предпочитая подлость и интриги честной драке.
- Многие. – Инквизитор внезапно почувствовал усталость. Руки словно налились свинцом, тело стало ватным и непослушным. С трудом он протолкнул сквозь костенеющий рот:
- Не ошибитесь. Многие, но не все.
- Серу де Логви плохо! Наверное, он устал с дороги и не рассчитал с выпивкой! Южные вина так коварны! Отнесите его в гостевые покои, пусть проспится.
Чьи-то сильные руки подхватили его, не давая упасть – и вокруг сгустилась тьма.

Пробуждение было не из приятных. Ведро холодной воды, отдающей тиной, было выплеснуто на обнажённое тело, вырвав сознание из забытья. Арман дёрнулся – но в руки и ноги тут же впились верёвки, не давая пошевелиться. Спина ощутила холод гранитного камня – а в лицо ударила полная луна. Инквизитор лежал на каменном жертвеннике, руки и ноги его туго были притянуты кожаными ремнями куда-то к земле, скрываясь во мраке теней, отбрасываемых факелами.
- Я же говорила, сегодня особая ночь. – Обнажённая женщина, оставившая на себе только красные рожки в копне рыжих волос, прижималась к стоящему рядом с ней мужчине, одетом в чёрную кожу, с козлиной маской на лице – и держащему в руках двуручник Армана. Тот задёргался в тщетном усилии порвать верёвки.
- Да, это ночь особая. - Мужчина в маске говорил весело, не скрывая довольства – и издёвки. Сегодня, в ночь полной луны, мы принесём в жертву своему господину двух необычных людей: святошу из-за моря – и белого инквизитора!!! – говорящий захохотал, сорвал маску – и ударил Армана по щеке, разодрав щёку драгоценными камнями на перстнях:
- Где МОЙ меч, папское отродье?
- Граф? Вот уж не ожидал встретить вас в таком месте. Я видел, что вы негодяй, но не предполагал, что зло пустило корни так глубоко!
- Что ты знаешь о подлинном ЗЛЕ, святоша? Ты никогда не испытывал наслаждения на своих судах. Я заподозрил неладное ещё во время поединка, когда простой рыцарь не получал удовольствия от схватки. Правда, тогда я решил, что это обычное высокомерие наёмника. Лишь обыскав твои вещи, я понял, что за гость пожаловал на турнир. А когда ты оказался на балу, организуемом НАШИМИ людьми для просвещения высокомерной знати, в доме одного из наших адептов, я понял – это судьба! Ты будешь сулить и рыдать, но твоя душа достанется нашему Владыке!!!
#3 Белый инквизитор
22.06.2013 16:04:38
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Серая тень мелькнула, стелясь по земле, среди ночной темноты. Арман рассмеялся в лицо разгневанному графу – и жрецу в очередной козлиной маске, приготовившему необычный полупрозрачный нож.
- Вы, привыкшие приносить жертвы! Чужой кровью расплачиваясь за собственные страсти, удовольствия, достаток и кусок власти! Вы решили, что знаете о жизни всё? Что нашли прямую и короткую дорогу к успеху? Что главное – не бояться замараться в чужой крови, и вы уже – хищники среди стада баранов? И всё, что вам нужно – это вдосталь попировать?
Жрец неторопливо концом странного ножа рисовал непонятные рисунки на груди Армана. Тонкое лезвие еле слышно поскрипывало, разрезая чужую кожу. Инквизитор лежал спокойно, усилием воли откинув боль, и незаметно разминал мышцы, готовясь действовать. А вот толпа аристократов, услышав насмешливую речь жертвы, вознегодовала.
- Да! Вокруг нас – стадо! Овцы, предназначенные на убой! И мы не боимся стать не пастухами, как твердят подобные тебе – а хищниками, берущими то, что им хочется!
Арман засмеялся, мотая головой. Естественный жест позволил определить, где стоят противники, и тренированный мозг тут же начал выстраивать рисунок схватки.
- Глупцы! Путь жрецов и жертв – это кольцо! Тот, кто впервые принёс в жертву своим интересам кого-то другого, не обязательно зарезав: оболгав, обманув, использовав, уже вступает на этот круг. Круг таких же, как он сам. Отныне он принят в стаю, на нём тавро хищника, он ценит только таких, как он сам, не замечая, что другие уже жадно смотрят ему в спину, и ритуальные ножи уже занесены и над ним! И чем он выше – тем больше клинков готовятся превратить жреца – в жертву!
- Но ты, убивающий в угоду своему богу! – Обнажённая дама, подойдя ближе, с удовольствием подхватила пальцем стекающую по обнажённому боку каплю крови, облизнула, зажмурившись от удовольствия. – Разве ты не такой же, как мы?
Арман вздохнул.
- Я знаю это. В отличие от моих братьев по вере, страшащихся содеянного и малодушно прощающих сами себя, я понимаю, что проклят. Я нарушил главные заповеди веры, и нет мне прощения. Но всё же между нами есть разница.
- Глупость. На деле все люди молятся одному богу – золоту! Они идут к нему разными тропами, но идут – все! И одну тропу сейчас ты узришь воочию! – Жрец торжественно поднял над грудью Армана свой необычный нож, но граф положил ему руку на плечо.
- Одну секунду. Пусть святоша скажет перед смертью: если мы все прокляты, то в чём разница между нами?
- Вы – шакалы, роящиеся в отбросах и убивающие друг друга за кусок падали пожирнее. В этом ваша сущность. Вы все – шакалы. А я – волк! – Рука инквизитора взметнулась, перехватывая худую кисть жреца, выворачивая руки – и вот уже тот падает с полупрозрачным клинком в горле. Арман резко отталкивается от алтаря, выворачивая привязанные ноги, руками впиваясь в шею ближайшего адепта и всей тяжестью ломая тому шею. Бой!
Три самых расторопных клинка выбивают искры с алтаря, где только сейчас лежало истекающее кровью тело жертвы. Низкий рык – и серая тень выскакивает из темноты, повисая на груди разодетого франта, и кровь фонтаном бьёт из располосованной шеи. Бой!
Клинок адепта, выхваченный из руки оседающего тела, бьёт у подножия алтаря, освобождая ногу. Резкий взмах и вот он уже дрожит в груди ближайшего мужчины, заставляя остальных промедлить пару спасительных мгновений. Бой!
Женский визг взвился над поляной, заставив задрожать свет факелов. Серая тень метнулась вниз, разодрав чью-то ногу – человек, охнув, упал, и его крик смешался с криком женщин. Бой!
Перекатиться через алтарь, ударом ноги вбивая чьи-то зубы в глотку. Рядом свистнул клинок, промахиваясь на волос и перерубая последнюю верёвку, мешающую свободе движений. Рядом взметнулся двуручник. Его оружие! Увернуться от падующего полукруга, рывком выхватить из пояса скулящего тела кинжал, ощутив в руке резь от украшений в рукояти – и метнуть в перекошенное лицо графа, рывком выхватывая увязший в земле клинок – и взметнуть его вверх, с блаженством ощущая, как становится невесомо-послушным тело, как поясняется разум, очищаясь но горячки и азарта.
- Да свершится суд божий! Бой!
Тёмных было много. Они, позабыв страх, лезли вперёд, их клинки сполохами огней факелов стремились к сердцу намеченной жертвы, даже женщины, похватав кинжальчики, старательно их метали, целя в незащищённую спишу – а двуручник сверкал, каждым взмахом верша правосудие, ибо не было в обезумевшей толпе правых, и можно было не сдерживаться. Он успевал везде, где можно, а там, где не успевал он, успевала серая тень, молнией метаясь по окровавленной земле. Горячей была эта ночь. Горячей – и кровавой. Но когда двуручник потяжелел, опускаясь к земле – живых вразов, стоящих на ногах, вокруг уже не было. Были враз ослабевшие руки и острая боль под левой лопаткой. Там, зайдя по рукоять, набухал небольшой острый кинжал с золочёной рукоятью. Изящная, дамская штучка.
Инквизитор тяжело засмеялся, сплёвывая кровью из прокушенных губ. Он поднял руки к ночному небу, запрокидывая голову.
- Что ж, если такова твоя воля – я готов! И – спасибо, что не дал умереть раньше моих врагов!
- Погоди умирать. Вначале развяжи.
Кровь уже туманила взор. Тяжело опираясь на меч, Арман сделал несколько шагов – и в неверном свете факелов увидел связанную фигуру, лежащую у кустов. В памяти всплыло: « - Сегодня, в ночь полной луны, мы принесём в жертву своему господину двух необычных людей: святошу из-за моря – и белого инквизитора!»
- Святоша? Ты священник, брат? – ещё один шаг – и лицо, виденное совсем недавно. С наполовину поседевшей, рыжей бородой.
- Нет. Но я могу тебе помочь.
- Если ты враг этих нелюдей, то – тяжёлое лезвие рассекло верёвки, после чего руки разжались и Арман ничком упал в пахнущую кровью хвою леса.
Ночь. Темнота – и исчезающая боль в груди. Странная лёгкость, пробуждающая желание полететь. Хочется рвануться – и оказаться среди облаков, но тьма разрастается, готовясь поглотить
Свет. Неяркий, лёгкий, исходящий из двух ладоней. Он растекался по телу, легко касаясь кожи, застарелых шрамов, проникая в сердце и лёгкие. Вместе со всетом вернулась боль. Болели разбитые в кровь ноги, болели кровоточащие руки, но сильнее всего болело под левой лопаткой. Там поселился кусок льда – острый и тонкий, доставший до сердца. Свет сгустился, стало жарко – и кусок льда рывком исчез, заставив тело изогнуться дугой, а кровь – тяжелой волной хлынуть в рану. Тьма вновь сгустилась, но это было даже приятно – боль вновь отступила, и знакомая лёгкость потянула куда-то вдаль…
И вновь появился свет. Он был ещё более тусклым и прерывистым, свету было тяжело. Он отступал под напором тьмы, но не сдавался и вновь отвоёвывал пядь за пядью, наступая, неся знакомую тяжесть – и боль. «- Творец, как больно!»
Внутри словно зажёгся маленький костёр. Творец? Лепестки костра не жалили – ласково, но настойчиво грели, неспешно расходясь по телу. Приободрившийся свет двинулся в унисон, создавая непонятную гармонию огня и света… Внезапно всё закрутилось, вонзилось в тело, Боль нахлынула – и сознание вылетело из беспамятства, подальше от тьмы.
Тело болело, словно его долго и упорно били камнями. Сердце саднило, а под левой лопаткой немилосердно тянуло, словно кто-то сжал кожу. Голова кружилась, пере глазами плыло, но руки – и ноги слушались. Рядом послышалось тихое, но настойчивое ржание.
- Ветер! Ты откуда? - Оборванный провод – и перемётные сумки на спине. Похоже, пропасть Арман должен был качественно – вместе с вещами и конём. – Ладно, друг, пойдём отсюда!
Тихий стон под ногами. Давешний бородач лечит без сознания, из рта – тонкая струйка крови. Поколебавшись, инквизитор наклоняется. Вселенная боли вспыхнула, зажглась во всём теле, но бородача удалось приподнять едва ли на локоть. Ветер, поглядев, жалобно заржал, помедлил – и лёг, аккуратно поджав под себя ноги. Боль заполняло тело ещё три раза, прежде чем неожиданный спаситель оказался на лошади. Ещё одно запредельное усилие – найти и сунуть в вещи свой заляпанный чужой кровью меч. После этого конь тихонько, ободряюще заржал – и, аккуратно приподнявшись, двинулся прочь от страшной поляну, залитой кровью и усеянной остывающими трупами. Человек шёл рядом, держась за гриву – и не замечал, что повод коня был перекушен крепкими волчьими челюстями. А и заметил бы – не удивился, лишь благодарно усмехнулся, упрямо борясь с подступающим беспамятством.
#4 Белый инквизитор
06.12.2013 23:57:19
stas71040
Волк стаи
Off-line
Изображение
не привычно читать роман в знакомом стиле но без сплетений нитей судьбы и енергетических потоков:) очень интересно жалко что не закончено
#5 Белый инквизитор
07.12.2013 09:16:50
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
как закончу штрафбат, это к весне где-то, буду тут писать! Интересные задумки, тут встретится лучший из представителей христианства и волхв. Только роман практически исторический, всё происходит в реальной европе 13 века, всё время приходится рыться в исторических хрониках, тяжеловато(((
#6 Белый инквизитор
07.12.2013 16:00:08
stas71040
Волк стаи
Off-line
Изображение
инквизиция у вас как то по доброму описана,в вашем описании ето просто монахи запутавшыеся в своихже проповедях а не кровожадные фанатики с учебников истории
#7 Белый инквизитор
08.12.2013 16:23:45
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
:) Инквизиция? писать о ней, значит, ругаться матом. Именно о людях, проводящих политику церкви, у меня будет немного, хотя именно они в конце романа убьют ГГ и вызовут чуму
#8 Белый инквизитор
22.11.2015 21:12:00
i.arslan
Молодой волк
Off-line
Изображение
Дмитрий если есть такая возможность дай ГГ восстать из мира мёртвых (например очнутся в обрушившихся пещерах с потерей памяти, т.к. герой интересный, и может быть потребуется продолжение книги):hat
#9 Белый инквизитор
23.11.2015 11:24:09
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
:)нет в мире такого писателя, который не оставил бы лазейку для воскрешения героя)))) Даже Конан-Дойль, и тот так сделал)))
#10 Белый инквизитор
30.01.2017 14:58:00
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Ночь. ветер играет огнями светильников у раскрытого окна, не в силах сдвинуть тяжёлые бархатные шторы, прошитые золотыми нитями. Генерал доминиканцев задумчиво читал отчёт, написанный на дорогой, привезённой откуда то с востока бумаге, поглядывая на мнущегося перед ним человека. Серого и неприметного, привыкшего постоянного униженно гнуть спину... и бросать по сторонам острые, подобно клинку кинжала, взгляды. Лучшего шпиона из имеющихся у него под рукой. Впрочем, бояться должны все - и шпионы, и короли, так что пусть мнётся.
- Говоришь, наш подопечный легат не доехал до Сицилии? Пропал после турнира в Авиньоне? А не произошло ли там чего либо странного?
Серый человек подумал, затем закивал головой.
- Было. На следующее утро после турнира в лесу крестьяне наткнулись на древнее капище и нанесёнными на нём богопротивными рисунками. И там было всё в крови! Просто жуть, крови было столько словно там стадо коров забили. Дознание по следам установило, что было убито не меньше двух десятков человек. Скорее всего, всех, кто там собрался. Примерно столько же аристократов скоропостижно скончались от естественных причин, по уверениям их личных врачей.
- Уверенны, что это не совпадение?
Шпион злорадно ухмыльнулся.
- Дворянчики ночью решили поклоняться сатане. Сомневаться не приходиться. Именитых никто трогать не посмел, но пара слуг под пыткой рассказала, как было дело. Их господа частенько ездили на ночную охоту, возвращаясь довольные и усталые лишь под утро. На охоту уходили пешие, слуги ждали с конями. Понимали, что тут что-то нечисто, господа на охоту пешими не ходят, но молчали. В этот раз уехали как обычно, а утром не вернулись. Кинулись искать, нашли капище и кучу обнажённых тел с козлиными масками. Изрубленных на части тяжёлым двуручником.
Генерал ухмыльнулся.
- Можешь не продолжать. Слуги постарались всё скрыть, как могли, но им не повезло, крестьяне наткнулись на капище слишком рано. Список дворян мне на стол, Будем с ними работать. Мне всё равно, кто к ним благоволит, от святейшего обвинения не спрячешься и на том свете. Их семьи дорого заплатят за шалости своих детей, очень дорого. И землями, и титулами, и самой жизнью. Ересь нужно выжигать до седьмого колена.
Серый человек угодливо кивнул, довольно осклабившись. Вытащил из-за пазухи очередной свиток
- Список еретиков здесь. Осмелюсь попросить поручить мне заняться семьями служителей зла. Уверяю, я сделаю всё быстро и тщательно...
Генерал с презрением взглянул на шпиона, в глазах которого горела алчность.
- Здесь дело для высших столпов церкви, а всё имущество еретиков УЖЕ принадлежит инквизиции. И не мечтай урвать что-то от церкви, сын мой, если не хочешь превратиться из её служителя в подследственного. Негоже смотреть даже в сторону золота, замаранного злом, если не хочешь, что бы это зло проникло в тебя.
Дождавшись испуга в серых глазах, доминиканец удовлетворённо кивнул и обронил:
- К тому же я тобой недоволен. Тебе поручили не еретиков искать, а следовать за братом Арманом. Что с ним? Погиб ли он в схватке и его тело второпях унесли слуги, или отлёживается в ближайшей деревне? Вряд ли он смог остаться невредимым, слишком много трупов, если верить твоим словам. Даже для Волка Церкви. Возвращайся и расспроси крестьян окрестных сёл, уверен, ты вновь нападёшь на след.
Шпион согласно кивнул и спрятал глаза.
- Грешен. Я всё сделаю. Но почему вы уверенны, что эта бойня - его рук дело?
Генерал подошёл к окну и долго молчал, ловя губами ночной ветер. Языки пламени трепетали в свечах, словно боясь людского гнева. Наконец доминиканец развернулся и вперил тяжёлый взор в потерянного шпиона.
- Будущее церкви за такими, как ты. Способными узнать истину, где бы она не пряталась, хоть в королевских покоях, хоть на дне выгребной ямы. Узнать - и обратить к богатству и силе церкви. Это верно и правильно... хоть и противно. Но вот СЛАВА церкви... она всегда будет за идеалистами. Теми, кто живёт не ради себя - ради других. Большинство их них канет в безвестность, но кто-то может стать и святым. Если кто и мог за пару дней в незнакомом городе найти приспешников сатаны, так это Арман. И не позволить себе умереть, не уничтожив всех, до кого мог дотянуться - это тоже он. Потому я и отправил тебя за ним. Идеалисты не составляют списки людей, готовых для костра. Это дело таких, как ты. Вы дополняете друг друга, к вящей славе Церкви. Иди и найди его след. Пусть он льёт реки тёмной крови... Мы умеем превращать кровь в золото. Я не сомневаюсь в тебе. Ищи!
Дождавшись, пока за шпионом захлопнется дверь, генерал подхватил тяжёлый золотой кубок, стоящий у камина, и сделал несколько жадных глотков. Капли рубинового вина потели по подбородку, как капли крови.
Глядя в ночную темень, доминиканец прошептал:
- Ты найдёшь его, мой преданный шпион! Шакалы всегда легко находят волчий след по привкусу добычи - и крови. Вот только почему и я сейчас чувствуя себя таким же шакалом? Я делаю всё, что должно, к славе Церкви! А бог... он далеко, на небесах. И если среди тех, кто вскоре окажется на кострах, будут невинные - он воздаст им за страдание райской жизнью. Всё верно. Всё правильно. Но почему же я чувствую себя шакалом? Будь ты проклят со своим благородством, Арман де Лонгвиль!
И тяжёлый кубок смялся от удара о каменную стену. Рубиновые капли стекали по стене, весело поблёскивая и перемигиваясь со свечами.
Страница 1 из 212
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.