Добро пожаловать,
Гость
Логин
Пароль
Запомнить меня
Забыли пароль?
Наверх

Штрафбат. Часть третья

Форум > Дмитрий Морозов > Штрафбат. Часть третья
Поиск
У нас на сайте




Страница 1 из 1412...1314
#1 Штрафбат. Часть третья
20.09.2013 16:10:17
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Ну, поехали. Сразу предупреждаю, куски будут маленькие, я не столько пишу, сколько сочиняю.
#2 Штрафбат. Часть третья
14.10.2013 08:11:41
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Роман со смертью


Любовь способна творить чудеса, это все знают. Однако если твоя возлюбленная – смерть, не будут ли эти чудеса со знаком минус? Но если любишь по настоящему – стисни зубы, иди вперёд – и твори чудеса сам.

Часть третья
Призрак штрафбата


Сила волка - в клыках и желудке.
Сила волка - в тоскливом вое.
Сила волка - он силён в одиночку.
Ему не надо собираться по трое...

Сила волка - он не верит, а воет,
Его боги в душе, а не в лае,
Он всегда одинок, он в законе,
А закон его - его стая.

Сила волка - он жизнь проживает,
Как прыжок, как удар клыка или лапы,
Для него важнее волчата,
Для него важнее родные пенаты.

Волк живёт - один раз. И точка.
Он не тянет жизни страницы,
Коль пришла умереть - не дрогнет,
Не рванёт в больничку лечится.

На врага он бесстрашно прыгнет,
Клык его обагриться кровью,
Пусть недолго он жил - как птица,
Но зато волк живёт с любовью.

Он уйдёт навсегда, без огляда,
Лишь хвостом свой след заметая.
Волчьи души к звёздам стремятся,
Лунный свет за дорогу считая.

Я живу, как все люди долго,
На врачей и судьбу уповая,
Но одно я прощу, боже:
Дай, как волку, уйти, не скуля и не лая.


Подхватив мешок, он шагнул в волнистую гладь – и покатился кубарем, спасаясь от удара когтистой лапы огромного незнакомого зверя. Вскочил, выхватывая из мешка стигис – и отпрянул от колец змеи, попытавшихся обхватить его шею. Тёмный клинок сам ткнулся в руку, подрагивая в нетерпении. Взмах сразу с обоих рук – и змея распадается на несколько частей, бьющихся в агонии.
Ладар торопливо отскочил в сторону, под защиту высокого, раскидистого дерева, прислонившись спиной к шершавой коре, и попытался осмыслить увиденное.
Всё вокруг никак не походило на пожалованное ему королём графство. Скорее – на Дикий остров. Полный монстров, опасностей, страха, ненависти – и смерти. А где мирные деревеньки и города? Где ухоженные сады и возделанные поля? Ну пусть даже, с учётом войны, деревни будут полупустыми, а города ощетинятся высокими стенами и не захотят его запускать. Нато в торопливо всунутом ему в руки вещмешке лежит королевский свиток в дорогом футляре. Где, подтверждённая затейливой печатью, красуется дарственная на эти земли – пожалованная «спасителю Родерика шестого он врагов внешних и внутренних, а так же принявшему посильное участие в восстановлении монаршего здоровья».
Впрочем, достаточно вспомнить злорадно-предвкушающие взгляды его противников, что бы покрепче перехватить клинки и замереть, внимательно изучая обстановку. Змея уже перестала свиваться кольцами, напряжение чуть отпустило, и тут – один, другой, третий толчок в замершую спину. Быстро обернуться, поднимая клинки повыше – и увидеть острые, истекающие подозрительным соком шипы, буквально за минуту проросшие сквозь толстый слой коры старого дерева. Тонкие, острые, словно иглы, они легко прокололи бы любую ткань, даже толстую кожу. Только куртка из василиска оказалась им.. не по шипам? И, что интересно – достать раскинутые по сторонам крылья растительный хищник не пытался. И, кстати…
Закинув клинки в ножны, Ладар аккуратно, что бы не мешать крыльям, пристроил на спине выданный мешок и принялся торопливо подниматься по стволу, уворачиваясь от любой подозрительной ветки. Перчатки из той же, способной выдержать и удар гномьего топора, кожи остались далеко в прошлом, а найти им хотя бы приблизительно равноценную замену никак не удавалось. Поэтому приходилось осторожничать, внимательно оглядывая кору, ветви и сучья. Впрочем, и сам он был уже далеко не тем крестьянским пареньком, ничего не знающим о мире, радушно распахнувшим дверь перед умирающим мучительной смертью вором. Он даже не был новобранцем, волей случая попавшим в армию и мучительно выискивающим способ избавиться от королевской магической печати, превращающей воина в послушного исполнителя чужой воли. Он не был злым волчонком, восставшим против несправедливости и оказавшимся в штрафбате – месте, откуда не возвращаются. Всё давно было в прошлом. И печать, теперь совершенно неопасная и возможно, даже способная помочь. И штрафбат, сменившийся разведкой, где умереть можно было столь же легко, но где учили и ценили твоё практически звериное умение выживать. Каждый раз, теряя и приобретая, вырывая у бесконечной круговерти войны себе ещё один шанс, он становился взрослей – и сильней, пока не оказался тут, спокойный и хладнокровный, равнодушно взбирающийся по дереву-убийце, здраво рассудив, что такое не позволит обитать на себе более быстрым хищникам животного мира, ну а с медлительными иголками вполне можно смириться, просто находясь в постоянном движении – более быстром, чем необходимо для их роста. Спокойно подниматься к верхушке, что бы оглядеться и успевать ещё и рассуждать при этом. О том, что же эго действительно изменило.
- Илис, звёздочка ты моя черноокая, где же ты? Тут для тебя столько интересного…
Деревья закончились внезапно. Вернее, ствол под его руками был по прежнему достаточно толстым и крепким, но крону вокруг ушли вниз – и теперь во все стороны, насколько хватало взгляда, простиралось зелёное море. Торопливо, перехватывая ветви, обойти ствол по кругу, вглядываясь вдаль – и замереть, напрягая глаза. С двух сторон, на севере и на юге, зелень лесов упиралась в склоны гор. Достаточно высокие и неприступные для того, что бы стряхивать с себя любую растительность – и выглядеть высоким, неприступным камнем. На западе, если очень захотеть, можно увидеть, как эти стены смыкаются – и даже догадаться по еле различимому блеску о наличии водопада. Зато гораздо ближе, практически рукой подать, кроны деревьев раздвигали останки какой-то полуразрушенной башни. Туда стоило наведаться, прежде чем идти на восток. В той стороне горы расходились ещё дальше друг от друга, впрочем, не пропадая совсем. И только там в бесконечности лесов виднелись небольшие, едва заметные на таком расстоянии проплешины. Деревни? Возможно, даже города? В любом случае – люди!
Под ладонью вспух еле заметный бугорок. Ладар торопливо перехватил руки, разглядывая тонкий шип, проклюнувшийся сквозь кору. Практически сразу под ладонями вновь засвербило. Аккуратный, быстрый взгляд вниз – по всей поверхности ствола торчали под разными углами тонкие, хищные жала. Хищник загнал жертву в ловушку и может торжествовать победу?
Аккуратно расправить крылья, отпустить ствол, за который держался, пробежать по наклонному суку, внимательно следя, что бы не зацепить ни одной ветви – и, раскинув руки, до предела напрягая мышцы, воспарить над лесом, стараясь придерживаться направления на обломки башни. Нет уж, воспитанник Дирила Рикса и ученик льера Ируга в такие примитивные ловушки не попадается!
Но бахвалиться не стоило. Откуда появились птицы, он не успел заметить. Небольшие, с длинными острыми клювами, со странным оперением, отливающим сталью, они возникли сразу отовсюду – и их было много. Ладар успел выхватить стигис, чудом выровняв полёт. Проблема была в том, что крылья и руки были практически одними тем же. Верней, они дополняли друг друга – частью крыльев можно было орудовать, держа руки в неподвижности, или, благодаря второму запястью, орудовать зажатым в кисти мечом, продолжая удерживать тело в воздухе – но такие действия были очень ограниченными. Несколько серых тушек, разбрызгивая кровь, полетели к земле, но остальные птички тут же соорентировались - накинулись на беззащитное тело. Клювы забарабанили по спине и ногам, заставив в очередной раз с благодарностью вспомнить упрямого гнома, устроившего охоту на василисков и обеспечившего каждого в команде подходящей бронёй. Пробить такую защиту птицы не могли, но с каждым ударом они все ближе подбирались к плечам и голове. Стигис – длинный, сверкающий клинок, уже обагренный кровью их собратьев, проносился над волосами, перед лицом, заставляя крылатых пиратов держаться подальше, но долго так продолжаться не могло. Тёмный клюв впился в голову, пробив кожу и чувствительно ударив череп, взмах, наглая птица, вернее, две её половинки летят к земле – но полёт уже превратился в пике, и нужно поскорей кутаться в крылья, ожидая удар о крону деревьев.
Бах! Больно! Сучья пробить защиту крыльев не могут, но всё равно чувствительно, да и крылья меньше тела, ногам изрядно достаётся – шкура василиска от синяков не защищает. Кувырок, второй, толстый сук чувствительно бьёт в бок – и вновь падение. Сгруппироваться, ожидая новых сучьев или чувствительного удара о землю – и встретить ледяную воду!
Ладар торопливо выгребал к берегу. Вода вокруг него уже успела окраситься кровью: в ручье оказались свои хищники. Хорошо, что во время падения не выпустил из рук рукояти клинков. Обычные рыбы, знакомые с детства, тут оказались в несколько раз больше – и нападали с поразительным остервенением. Торопливо отряхиваясь на мелководье, сипал торопливо оглядывался, пытаясь понять направление до развалин башни, как что-то ярко-красное кинулось на него из чащи. Чувствуя, что поднять клинки можно и не успеть, он торопливо сформировал свой коронный феербол, бросив в сторону несущегося монстра. Раздался взрыв! Воздушной волной его перенесло через ручей и чувствительно приложило о корень дерева. Сознание помутилось – и он оказался в привычной, созданной наполовину им, наполовину его любимой, комнатке из нитей небытия, небольшом безопасном островке во вселенной смерти. Илис – уже была тут – и в глазах её билась тревога.
- Скорее! Тебе нужно очнуться и срочно искать укрытие!
- А как же привет, любимый? – Ладар привстал, приходя в себя, затем аккуратно уселся на небольшую лавку, всегда появляющуюся при его появлении. Почему лавку, а не, к примеру, роскошные кресла, он и сам понять не мог. Хорошо ещё, не бревно, как бывало в самом начале. – И к чему торопиться? Разве тут время не течёт иначе?
- Те, кто на тебя напал, могут входить в любые временные потоки. Вернее – следовать по ним за добычей. Сами не могут, а то давно бы захватили все миры этой вселенной.
- Те, кто на меня напал? А кто это?
- Расскажу, когда ты будешь в безопасности! Да хватит сидеть, иди же!
Внушительный толчок сбросил сипала с лавки – что бы в реальности он вновь кувыркнулся с берега, уйдя в воду. Но это оказалось правильным – над ним стремительно пронеслось что-то яркое и хищное, разнеся в древесную пыль окаменевший корень. Торопливо проплыв несколько минут, Ладар выскочил из воды, заранее приготовив клинки. Время тут же потекло, становясь киселём – к нему стремительно приближалось несколько странных животных. Ничего человекообразного в них не было – скорее, они походили на кошек. Представьте себе огромную, величиной с телёнка, кошку, с которой сняли шкуру, взамен насадив крупные, ороговевшие шипы, снабдив взамен длинными, вдвое больше обычных, когтями и клыками и острым жалом на конце гибкого хвоста. Вдобавок двигались они быстро… Чересчур быстро для того особого состояния, в котором даже молнии ползли со скоростью улитки. И с каждым мгновением они адаптировались, двигаясь всё быстрей.
Ладар торопливо двинулся навстречу – нужно пользоваться возможностью сократить число нападающих, пока есть такая возможность. Бой! Тёмный клинок легко входит в красное тело, единым махом выпивая непонятную жизнь. Кошка на глазах худеет, частично мумифицируясь. Бой! Стигис вязнет в месиве когтей и шипов, но дело своё делает – полуразрубленное тело падает на песок, практически не представляя опасности. Но их товарки лезут и лезут, их число только растёт…
- Бой! Держи правый край! –Илис, впервые после боя с архидемноном появляется в броне и при оружии. Тёмные латы текут, облегая тело, волосы сложились в причудливый шлем, из которого поблёскивают головы змей.
Скорость кошек всё увеличивается. Приходится работать клинками практически безостановочно, замечая, что не перекрытый Илис сектор – только перед тобой, это немного обидно, но скорее, приносит облегчение – оскаленный пастей с поблескивающими клыками так много, что справиться иначе нереально, как бить, кромсать, рубить прямо перед собой- стигисом, тёмным клинком, костяными лезвиями, с содроганиям чувствуя, как чужие когти оставляют борозды в собственных крыльях.
- Приготовь свой фирменный файербол. – Илис действовали двумя длинными тёмными клинками так, что они слились в какой-то полуразмытый купол. – Скорее!
- Будет взрыв! – В перерывах между ударами выдохнул сипал, торопливо вызывая – без рук, только силой мысли боевой снаряд собственного сочинения.
- То, что нужно! Нас выкинет в реальность! И не вздумай терять сознание- сразу ноги в руки и вниз по ручью, пока фески не очухались.
Короткий росчерк серого файербола – и яркая вспышка, заставившая отлететь – прямо в руки Илис. Оказавшиеся на этот раз крепкими. Торопливо вздохнуть-выходнуть, краем глаза видя, как да другой стороне ручья поднимаются с земли странные, неправильные кошки… фески, кажется?
- Скорее!!!
И бег – по мелководью, по слежавшемуся песку, что намного удобней зарослей, чувствуя, как сзади вначале неуверенно, но затем всё быстрей раздаются удары лап о воду. Сердце колотится, в глазах плывёт туман, голова кружится, но это и хорошо, затее ничего не болит, а направление чудно задаёт узкая и изящная ладошка, впившаяся в кисть и буквально тянущая за собой.
Им повезло. У старой башни оказалась крепкая, толстая дверь, явно не деревянная, захлопнувшаяся за ними с гулким этом. Засов вполне соответствовал двери, но Ладар торопливо подтаскивал ко входу оказавшуюся рядом мебель, сооружая баррикаду, слыша позади резкие шорохи. Когда же удары когтей о дверь стали поглуше, он обернулся и увидел тяжело дышащую Илис, растворяющиеся в воздухе длинные клинки – и массу порубленной мелкой живности, населяющей старые развалины.
- Ой! Что это?
Илис неспешно улыбнулась. Её доспехи таяли, обнажая тонкую фигурку. Волосы укоротились, став самыми обычными и образовав короткую причёску. Это лучше всего остального показывало: непосредственной опасности нет. Во всяком случае, сейчас.
- Ну, вот эта зверушка – тонкая ножка указала на странный гибрид ежика и ящерицы, с узким, покрытым иголками телом и длинным раздвоенным хвостом – удивительно точно мечет свои иглы в любого, кого посчитает опасным или вкусным. Рядом – пауки, их тут несколько видов, самый опасный вот этот, с синим брюшком, он может прыгать удивительно высоко. Кстати, пауки, как не странно, не ядовиты, просто от их паутины наступает паралич. Временный, конечно, но съедят тебя раньше, чем он закончится.
- А остальные – что, все ядовиты? – Ладар вздрогнул, глядя на довольно многочисленные останки, раскиданные по всему полу. Некоторые из них до сих пор пытались шевелиться.
- Ага. – Лёгкий, небрежный ответ. Илис повела рукой – и вся живность застыла на глазах превращаясь в труху. Лёгкий шаг в сторону, к сохранившемуся у дальней стены столу. Впрочем, сейчас её больше интересовал стоящий рядом стул. Поколебавшись, она несколько раз повела по нему невесть откуда взявшимся платком – и уселась, закинув ногу на ногу. – Это всё, что ты хоте узнать?
Её голос был язвителен, но Ладар не спешил начинать разговор, всё ещё усмиряя дыхание. Безумная гонка не прошла даром, сердце било в грудь, как в барабан, руки чуть подрагивали от напряжения. Подперев, для верности, спиной баррикаду у двери, он огляделся.
Они вломились в самый низ башни. Скорее всего, это было небольшое помещение для слуг, небольшое и частично уходящее в землю. Впрочем, полы, как и потолки, тут были каменными, стены башни достаточно толстыми – и, значит, нечисти сюда пробраться будет не так то легко. Несколько шкафов для утвари, торопливо приставленных к двери, пара столов и небольшой лежак у стены – вот и вся обстановка.
- Хорошо. Если можешь объяснить – объясни. Начти с того: насколько прочная эта дверь, что за твари тут, я о таких и не слышал, и где я вообще?
Илис улыбнулась.
- За дверь можешь не беспокоиться. Жившие тут серьёзно опасались за свою безопасность, так что пока ты её не откроешь, тебе ничего не грозит. Но, пока я говорю, займись своими крыльями. Благодаря силе Творца, их регенерация сравнима с эльфийской, но даже её стоит подстегнуть и направить.
Ладар торопливо поднял руку – и охнул. Его гордость, крылья, были безжалостно разодраны вдоль костяных клинков, мягкая замша кожи, способной выдержать удар палицей Ории, весела лохмотьями. Сразу навалилась слабость, проснулась ломота в костях и боль в растёрзанном теле. Илис, внимательно наблюдавшая за ним, мягко сказала:
- Поторопись. Чем раньше ты начнёшь, тем меньше сил потратишь. А силы тебе ещё понадобятся.
Ладар, прикусив губу, торопливо повернул крыло так, что бы первая рана оказалась напротив лица. Аккуратно соединив разодранную, кровоточащую ткань, он скрепил её магическими скрепами и добавил в рану жизненной силы, с удовлетворением чувствуя, как начала восстанавливаться кожа. Подержал, пока не ощутил, что дальше всё будет зарастать само, приподнял крыло повыше, изучая работу, и застонал: разодранных мест было много.
- Продолжай! – Илис говорила по прежнему мягко и спокойно. – а я пока расскажу, где именно ты оказался. Ты способен слушать?
Сипал, продолжая накладывать очередной магический стежок, кивнул.
- Итак, много лет назад, когда только-только отгремела война с силами Хаоса за эту землю…
- А с чего-нибудь поближе начать нельзя?
- Именно тогда и была построена эта башня. – Голос Илис стал насмешливым. – Если хочешь, я пропущу, кто именно её строил. Но вот почему она была разрушена – это для тебя жизненно важно. Так что не перебивай, граф Проклятых земель.
- Проклятых?
- Да, сейчас эти земли называют именно так. Совершенно незаслуженно, кстати – никто их не проклинал, уж я-то эти вещи чувствую. Ругали многие, но профессионально проклинать – нет, ни разу. Впрочем, вернёмся к началу. Итак, закончилась война с Хаосом. Эльфы окончательно выжили драконов на южный, бесплодный материк, основательно перемешали народы, где хитрость, а где и разрушением целых городов уничтожив всякое воспоминание о Силе рода, познакомив вместо этого людей с магией.
Новая игрушка пришлась людям по вкусу. Она сразу разделила их, превратив одарённых в особую касту – позже из неё образовались аристократы. Но в магии люди были всегда слабей эльфов. Людям была уготована участь слуг, а предания, ещё не до конца уничтоженные, говорили об ином. И маги принялись искать силы, которые позволили бы им сравняться с хозяевами планеты. Вот только сознание их было искажено и затуманено. Не помнящие своих истоков, своих Корей, они были подобны детям, для которых добро и зло – абстрактные понятия, никак не связанные с их играми. Они обратились к Хаосу.
На земле было много следов сражений прошлого, много осколков необычного оружия, жалкие остатки слуг хаоса, вымирающие и потому неопасные… Всё это выкапывалось, выламывалось, отлавливалось – и привозилось сюда, в эту самую башню. Итог, как ты мог догадаться, вполне закономерен – эксперимент вышел из под контроля. Хорошо, что эта долина со всех сторон окружена горами: они достаточно высоки и неприступны, к тому же твари хаоса не рисковали уходить далеко от его источника, в который и превратилась эта башня… Поэтому всё закончилось разорением одной области. Довольно большой, кстати: в этой долине был город и с десяток деревень. В некоторых из них, на востоке отсюда, возможно, ещё есть жизнь. В общем, долинка получила статус графства и использовалась в играх аристократов исключительно для получения титула. Забросив тебя сюда, Родерик явно хотел проверить слух о твоей удачливости: выжив на Южном материке, ты, по его мнению, мог выжить где угодно. Заодно вывел из-под удара всех твоих врагов: сюда никто из них точно не сунется.
- Это-то всё понятно. - Ладар наложил очередной стежок и тяжело вздохнул. Аккуратно пошарил в котомке, нащупал флягу, аккуратно вынул пробку, глотнул, поморщившись: друзья вместо воды налили вино, довольно крепкое. – Но что мне делать дальше, как выжить в самом эпицентре магии Хаоса?
- Ну, для начала, будь аккуратней с напитками: Жажда – именно то, что заставит тебя раскрыть двери и добровольно сунуться в пасть к фескам. Кстати, они не самое страшное из того, что тут водится. И лучше это сделать ДО того, как окончательно ослабнешь – так твои шансы выше.
- Но что мне делать?
- Думай. Изучай мир – в себе и вокруг себя. Условия идеальны для того, кто способен быстро учиться в минуты опасности. Пора сделать ещё несколько шагов по своему пути – или принять мой. В любом случае, это будет только лишь твой выбор.
- Ты мне поможешь?
Торопливый шаг в сторону Илис, но пальцы проходят сквозь рассеивающийся туман, лишь чуть смущённый смешок затихает вдали.
- Прости, милый, я и так пробыла рядом слишком долго….
#3 Штрафбат. Часть третья
15.10.2013 21:02:40
BRODJaGA
Волк стаи
Off-line
Изображение
Цитата:
Нато
Зато
Ну и калейдоскоп событий.:comp
#4 Штрафбат. Часть третья
15.10.2013 23:52:03
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
:( что, слишком много динамики?
#5 Штрафбат. Часть третья
17.10.2013 18:21:06
BRODJaGA
Волк стаи
Off-line
Изображение
:run всё бегом
#6 Штрафбат. Часть третья
18.10.2013 07:52:23
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
:wall ну так о сюжету это требуется... ладно, попробую вставить пару описаний. А пока дальше:

Пять шагов в одну сторону, семь – в другую. Места больше, чем в камере, приходилось сиживать, но всё равно – словно опять за решёткой. Хотя нет – нет окон, а значит, и решёток. Закрытый со всех сторон каменный склеп. И смерть, как ни странно, ждёт не в глубине, а у входа. Интересный каламбур: вход есть, а выхода нет.
Что Илис намекала о новом уровне овладения небытия? И как это тут поможет? Эти твари – пусть изменившиеся под действием магии, но живые существа. Небытие против живого бесполезно. Конечно, нежить оно здорово успокаивает, да и против магии Хаоса и её порождений вполне эффективно, но в остальном… Странно, почему тогда эти кошки, фески, кажется, так здорово взрывались от его файербола? Конечно, он туда накрутил много всего, но основа-то – небытиё. Но там и смерть, и огонь, и свет... Привычка добавлять в собственную конструкцию каждую струйку энергии, которую можешь использовать, конечно, здоровая и нужная, но получившееся анализу не поддаётся. Зато приносит неплохие результаты. Бабахнуло здорово. Ещё бы самому оказаться в броне и не страдать от подобных экспериментов…
Броня! Ему нужно броня! Лёгкая и мощная, способная противостоять взрывам, когтям и клыкам. Только где её взять?
Взгляд пробежался по помещению, остановился на щитах. Ладар зачем-то подошел, потрогал. Тяжёлые, цельнолитые, гномьей работы. Металла в них хватит не на один доспех, но и носить их может только гном, человеку не под силу. Хотя о чём он? Даже если вдруг тут очутятся гномы со своей кузней, он всё равно не сможет работать в них – небытиём. Тут же развалятся на части. Ударил по стене нитью – щит послушно распался на две половинки, зато стена под ним практически не пострадала. Явно гномья постройка, они умели вкладывать в камень жизнь. Потому и стоят из строения не века даже – тысячелетия. Поглядев на ровный блестящий срез, стал думать дальше, машинально орудуя нитью. Опомнился, только когда шит превратился в груду мельчайшей металлической пыли, небольшим холмиком лежащей на полу. Спохватился, отошёл подальше, уныло сев на кушетку. Идей не было, какого-то прорыва – то же. Выпив ещё глоток вина, лёг, постаравшись расслабиться, и неожиданно легко уснул. Снились кошмары: красные демоны с содранной кожей крутились вокруг, пытаясь проткнуть его своими клыками, мечами, кидались странной магией. Удары чувствительно били по телу, но не пробивали. Впрочем, утром ощущение было, будто и правда били: тело болело и ныло, словно побывавшее в сражении. Хотя, стоило вспомнить вчерашний день, все вопросы отпали.
Вдумчивое изучение котомки на предмет хлеба немного взбодрило и принесло новые вопросы: Допустим, её собирал Айяр, он самый быстрый. Сколько у него было времени с момента оглашения приговора до открытия телепорта? Минут пять? Понятно, что вся команда совала туда всё, что могла, с учётом, что никаких магических вещей брать в изгнание не положено. Несколько внушительных бутербродов и здоровенный тесак, вполне способный поработать в качестве топора – это старания Вакенши, как и вместительная фляга. Хорошо ещё, что не его фирменная – в неё наливалось несколько видов напитков, но ни один из них просто так Ладар пить бы не рискнул. Без долгого и вдумчиво инструктажа. Ну или внушительного рявка, подтверждающего, что сейчас – можно. От Айи – несколько тонких и явно посеребрянных клинков. Неплохое подспорье, если встретишься с живущими на две стороны. Кто-то сунул горсть золота, наверняка Ируг, привыкший учитывать все варианты. Каждый совал что-то своё, но откуда возникла небольшая треугольная пластинка на простом шнуре, с серым камушком в центре ? Свою он сломал, когда спасал принца, ещё две были у Айяра и Марго, и у обоих их конфисковали. Успели вернуть? Или работа льера Датима? Второе интереснее. Спящий амулет, невидимый при любом магическом сканировании, используется для открытия телепорта по нему, как по маяку. Сломать или просто посильней нажать на камень – и в принципе, можно отсюда выбираться. Наверняка его ждут, ему помогут – помогут бежать, бросив всё, уехать подальше, куда-то в другую страну. Дезертиров власти не жалуют. Хотя нет – он теперь не солдат, он граф. Значит – мятежников, самовольно оставивших место ссылки. Слова иные, смысл - тот же. Стоит заметить его кому-то из магов – и его слишком уникальная аура выдаст владельца с головой. Рискованно даже в условиях победного наступления и сопутствующего ему неразберихи. Так что отложим маячок на самый-самый крайний случай. Тем более, что открывать будет достаточно умелый маг-телепортист, и не факт, что он будет молчать. Эх, знать бы точно, кто положил! Если всё же глава разведки – риск минимален, можно просто связаться, получить разговорники и действующий портал, оставшись тут, в башне. Набрать воды и продуктов и не спеша поразмыслить. Заманчиво… Но – опасно! Так что уберём поглубже в котомку - подальше от искушения, и займёмся дальнейшим осмотром. Так, вещи, это понятно, а это что – небольшое колечко поблёскивало на ладони. Ох, Марго, ты опять крутишь свои финты! Обручальное кольцо семейства Домин. Одеть его – и многие проблемы решаться. У него. Зато начнутся у взбалмошной магини. Связать свою судьбу с отверженным! И ведь – не любит! Начиталась любовных романов? Или просто – переживает за товарища? Нет, такие вещи принимать можно, только когда есть любовь. Хотя бы с одной стороны. Аккуратно упаковав колечко в чистую тряпицу, Ладар со вздохом сунул его подальше в глубь мешка.
- Лучше бы было бы надеть. Мне было бы проще, внук. Но твоя добросовестность мне нравится.
Ладар перекатом ушёл к стене, выхватывая меч. Кончик стигиса подрагивал в ожидании боя. Но всё было тихо – только у противоположной стены покачивался призрачный силуэт патриарха семейства Риксов. Сипал в растерянности опустил клинок.
- Вы? Здесь? Но как?
- Вообще-то я дома. Марго примчалась ко мне сразу после суда, и мы всю ночь искали тебя по маячкам, сунутым к тебе в мешок. Нужно сказать, юная леди была довольно настойчива в своих просьбах, хотя я и сам хотел узнать, что с тобой. Наверное, именно эта её настойчивость и помогла, когда ты взял сунутое ей кольцо. Кстати, позволь узнать, а почему ты его не надел?
- Такие вещи дарят мужчины своим любимым. А Марго… она мой товарищ. Боевая подруга.
- С которой ты иногда спишь?
Ладар вспыхнул. Дед, хоть и был призрачным, смотрел проницательно – и видел то, на что не обращали внимание другие.
- Это не одно и то же. Секс – это просто физиологическая потребность, и иногда людям нужно разряжаться. Даже родовитым магиням.
- Жаль. Это был бы сильный расклад. Породнись ты с семейством Домин – и самые упёртые Риксы вынуждены были бы тебя признать. Ты по праву вошёл бы в самые лучшие рода нашего королевства.
- Льер Рикс, я…
- Дед. Называй меня просто – дед.
- Дед, да оно всё мне нужно? Я – крестьянин, у меня нет в роду аристократов. По любому я буду среди знати парией и отщепенцем, даже если забыть о моих врагах, довольно многочисленных.
- И что же ты планируешь делать дальше? – Призрачный силуэт устроился поудобней, наблюдая за названным внуком.
- Планирую очистить тут всё от нечестии, возродить графство и заселить эти земли бегущими от войны крестьянами. Хотя программа минимум – просто выбраться из этой башни.
Призрак удивлённо повертел головой, прищурился. Затем подлетел к одной из стен, потрогал, вздохнул и вернулся на прежнее место.
- Помочь тебе с разведкой не получится. Кто тебя сюда загнал?
- Фески.
- Сильные твари. Стая?
- Да, и, кажется, не одна.
- Тогда кончай мечтать и не валяй дурака. Одевай кольцо, я смогу настроить телепорт и вытащу тебя отсюда.
- И что дальше? Будете скрывать себя ото всех? Или объявите войну церкви – и половине королевства впридачу?
- Нет, переправлю тебя к гномам. Там, по крайней мере, ты сможешь спокойно жить и совершенствовать свои навыки.
- А на Марго в это время все будут показывать пальцами? Мол, выбрала себе жениха-крестьянина, и тот сбежал?
- Благородство, когда дело идёт о жизни, неуместно. Хорошо, какие у тебя есть варианты?
Ладар пожал плечами.
- Их три. Первый – Он вытащил треугольный амулет, заставив глаза старика довольно блеснуть. – Вот. Проблема в том, что я не знаю, кто его мне сунул. И кто, соответственно, может использовать его как ориентир.
- Кто сунул - неважно. Использовать могут только королевские маги. Но ты прав: не стоит с ним спешить, я постараюсь поговорить наедине с Родериком, даже если он не в курсе, наверняка он не откажется тебе помочь. Подкупать королевского мага – занятие довольно хлопотное и опасное даже для меня, они все под действием круга Розы. Какие ещё есть варианты?
- Два других мне подсказала Илис. Это…
- Не нужно, я наслышан о твоей подружке. – Патриарх нахмурился, но больше никак не проявил своей озабоченности. – И что могла тебе предложить она?
- Развитие. Илис уверяет, что если я смогу шагнуть на следующую ступень, фески мне станут не страшны. И не только фески.
- Новую ступень на пути Смерти? – Голос Рикса оставался спокойным, но что-то в лице дрогнуло. Ладар улыбнулся.
- Илис мечтает об этом. Но я иду своим путём, путём тени. Выход есть и тут, Или в этом уверенна.
- Даже так? – Голос старика остался ровным – но неуловимо потеплел. – Пожалуй, я был неправ в отношении неё, она не так плоха, как можно было бы подумать. Во всяком случае- объективна. Иди своим путём внук, и если получится хоть что-то, это будет замечательно. А я пока постараюсь узнать побольше о той милой безделушке, что валяется у тебя в вещьмешке.
Призрак исчез, и всё вокруг показалось серым – и давящим на плечи. Отхлебнув вина, Ладар откинулся на лежанке, прикрыв глаза. Первым делом он принялся вызывать нити небытия – столько, сколько мог удержать. Сипал давно заметил: в человеке небытия очень мало, практически – несколько нитей, ведущих его по пути перерождений. Но если ими пользоваться постоянно, остаются остаточные следы, используя которые, можно находить всё новые и новые нити. А после того, как открылась сила рода, нити небытия оказались доступны в ещё большем количестве. Сейчас он вызывал их все. Вытягивал одну за другой, пока вокруг сипала не соткался призрачный серебристый кокон. Держать столько небытия было сложно, кокон подрагивал, словно пробуя хозяина на прочность. Удерживать его было, что объезжать норовистую кобылку – вроде и поспокойней жеребца, и делает вид, что покорна руке наездника, но никогда не знаешь, какой именно финт она выкинет в следующий раз. Но Ладар держал. Прикусив губу, что бы солоноватый привкус крови раз за разом возвращал к реальности – держал. Тело била то непонятно откуда взявшаяся крупная дрожь, то судороги свивали мышцы в жгуты, как мокрое бельё – он держал. Когда же навалился приступ боли, от которого потемнело в глазах и перехватило дыхание, сипал каким-то шестым чувством понял: вот оно! Ещё немного, и бытиё станет послушным. Его не нужно будет тянуть из себя, морщась, словно протягиваешь нить сквозь рану. Оно всегда будет под рукой, грозное, невидимое непосвящённым оружие. Именно осознание этого и позволило преодолеть последнюю, самую тяжкую преграду – намёки Илис не пропали зря.
Когда же боль схлынула, он позволил себе расслабиться – и улыбнуться окровавленными губами – небытиё некуда не исчезло, как бывало при потере контроля - оно было вокруг сипала, послушное его воле и готовое придти по первому зову.
Весь день прошёл в экспериментах. Плёнка небытия облегало тело, словно вторая кожа - под одеждой, на одежде, даже под кожей. Она раздваивалась, раздувалась до размеров пузыря, способная разом уничтожить весь воздух вокруг хозяина – но оставить его в его лёгких. Обернув особым образом предметы, оно поднимало их в воздух – и значительные грузы висели над полом, не вызывая дискомфорта у человека. Тёмный клинок с удовольствием принял игру, легко снуя по плёнке небытия, а вот стигис в очередной раз показал крутость нрава, норовя своим клинком разрушить все построения. С ним приходилось быть осторожным, следя, что бы лезвие всегда было за границами новой защиты. Но самое интересное случилось, когда он попробовал убирать небытиё. Оно неожиданно легко свернулось, исчезнув в какой-то складке пространства, не попытавшись вернуться обратно в человека – и при этом чувствовалось, что оно где-то рядом, под рукой. На пробу Ладар свернул кокон, держа в нем обломок щита – и тот наполовину исчез, зависнув в воздухе. Сипал расстроился: он мечтал о том, что металл исчезнет совсем, создав легендарный пространственный карман. Присмотрелся повнимательней к куску – и начал очередную серию опытов.
Металл зависал в воздухе, двигался вместе с человеком, находясь на одном и том же расстоянии от его тела. Почти на одном и том же: он немного пружинил, сдвигаясь буквально на полпальца – после чего вставал намертво. При этом часть металла, видневшаяся из складки пространства, была всегда разной – и это давало надежду всё-таки спрятать всё. Но получилось обратное: после очередной попытки уже весь кусок щита повис в воздухе, всё так же противясь любым попыткам его сдвинуть.


#7 Штрафбат. Часть третья
19.10.2013 21:56:27
stas71040
Волк стаи
Off-line
Изображение
как же интересно:appl
#8 Штрафбат. Часть третья
20.10.2013 21:07:58
BRODJaGA
Волк стаи
Off-line
Изображение
:)
#9 Штрафбат. Часть третья
20.10.2013 21:14:38
stas71040
Волк стаи
Off-line
Изображение
говорилось что в етой местности могли остатся люди интересно были ли оны изменены в последцтвие експерементов магов
#10 Штрафбат. Часть третья
26.10.2013 07:37:48
Дмитрий
Писатель
On-line
Изображение
Металл зависал в воздухе, двигался вместе с человеком, находясь на одном и том же расстоянии от его тела. Почти на одном и том же: он немного пружинил, сдвигаясь буквально на полпальца – после чего вставал намертво. При этом часть металла, видневшаяся из складки пространства, была всегда разной – и это давало надежду всё-таки спрятать всё. Но получилось обратное: после очередной попытки уже весь кусок щита повис в воздухе, всё так же противясь любым попыткам его сдвинуть. Это навело на новые мысли: шит! Броня! Аккуратно подхватив магическим захватом единственный уцелевший гномий башенный щит, он повесил его перед собой, с удовлетворением чувствуя, что за ним можно укрыться и двоим, и морщась от тяжести: хоть практически вся масса скрадывалась небытиём, но гномья работа – это гномья работа, они всегда и всё делают, исходя и максимальной прочности и пренебрегая лёгкостью и изяществом. К тому же – сколько таких щитов нужно, что бы закрыть его со всех сторон, и как потом в такой коробке двигаться? Со вздохом повесив щит обратно на стену, он принялся экспериментировать с оставшимся обломком, пытаясь спрятать его целиком. Идея брони пришла, когда до Ладара дошло, что нужно не просто оборачивать вещь небытиём, а словно вворачивать её в невидимую складку пространства. Кусок железа завертелся перед глазами, плёнка небытия от напряжения расслоилась, мигом превратившись в тонкую сеть, лихо разрезавшую метал на мелкие частички, повисшие перед глазами – и исчезли, всё-таки образовав пространственный карман.
Аккуратно развернув экспериментальный образец, Ладар зачарованно наблюдал, как вместо куска железа на землю посыпался стальной порошок. Стоило тяжко вздохнуть, признаваясь себе, что новый приём требует ловких, практически ювелирных навыков – но думалось о другом. Огромный башенный щит, способный выдержать и прямое попадание баллисты, лежал перед ним, превратившийся в металлическую труху. Но потерял ли он от этого свои свойства?
Решительно подхватив изрядный холм стального песка, он принялся равномерно распределять его по прильнувшему к телу небытию…

Когда патриарх клана Риксов появился в склепе в следующий раз, он охнул, от неожиданности едва не растеряв сосредоточенность, и долго изучал застывшую с обнажённым клинком стальную статую, поблескивающую на него глазами из-за тонких щелей гротескного забрала, больше похожего на морду.
- И что это, внук?
- Доспехи! Сделаны из мельчайших частичек металла, практически, стальной пыли в виде небольших дисков-чешуек.
- Сквозь которые легко пройдёт меч или стрела?
- Во-первых, они очень плотно скреплены небытиём, которое разрушит любое оружие. Меня больше беспокоят когти или шипы – природа для небытия губительна. Но тут срабатывает во-вторых. Чешуйки способны объединяться, создавая многослойную, прочную структуру. Ненадолго – на время удара. Небытиё способно пружинить под ударом, это и запускает подобный процесс.
- То есть самое эффективное против тебя – дубина?
- Нет. Скорее – каменный завал. В этом случае доспех станет максимально плотным, практически прильнув к телу, и скуёт движения, став негибким. Но я над этим работаю.
- А убрать его как?
Лёгкое движение – и метал осыпался куда-то в себя, словно став невидимым. Ладар шагнул вперёд – и с удовольствием прильнул к фляжке, лежащей на столе. Старший Рикс, хитро прищурившись, смотрел на внука.
- Эффектно. Твой доспех совсем пропал?
- Ну… От некоторых вещей от защищает и в кармане небытия. Но их немного, и это уже по моей специфике. А так – убрал, значит, беззащитен.
- Тебе стоит поработать не только над эффективностью. – Пасс рукой, и одна из стен стала матово блестящей, образовав не слишком чёткое, но зеркало. – Ты должен придать своей защите облик.
- Поработать над эстетикой? – Ладар ухмыльнулся. – Ну, это вторично. Когда ещё я выйду к людям. И потом, я уже пытался создать рыцарские латы, но они угловаты и требуют напряжённости в некоторых точках. Это снижает эффективность.
- А лат не нужно! Поверь, намного полезней, для тебя и для дела, будет полузвериный облик.
- Звериный? – Ладар растерялся, в голове тут же замелькали оскаленные пасти. – Какой?
- Не спеши, с этим не горит. Ты прав, людей ты увидишь не скоро. Выбирай наиболее удобную тебе форму – и не стесняйся подгонять её под возникающие в голове образы. По сути, ты уже начал, неосознанно. Но пока ты сопротивляешься лишним формам, считаешь их неэффективными – поверь, это не так. Нет ничего более рационального, чем работа природы. Если ты сможешь ей хотя бы подражать – то только выиграешь.
Ладар вызвал доспех. Убрал. Вновь вызвал – но теперь в круговерти стали появились хищные жала клинков. Каждый раз его облик неуловимо менялся – но тёк, не принимая конкретной формы.
- Ладно, подумаю. Что с маячком портала?
Патриарх клана нахмурился.
- Айяр и Марго вообще не знают, куда делись те два маячка, всё подчищали гвардейцы. Родерик о них и не знал, он вообще не в курсе. Подобные вещи делают одноразовыми, причём, что бы не запутаться, каждый раз другой формы. Для этого есть специальный маг - артефактор. Льер Датим уверяет, что его гвардия занималась зачисткой крепости, причем первоочередной задачей, кроме спасения принца, у них был поиск принцессы Ирии. Им было не до магических игрушек. Да и твои вещи захватил Айяр, и то только потому, что их принесли и разложили перед тобой, тут же, у портала. Аккуратно завернул в комбез и бросил в портал. Ну, кроме стигиса, им он успел поорудовать. Она, кстати, так и не найдена. Одним из условий мира, или, вернее, капитуляции Ронхара, является её выдача… Ну или хотя бы её головы. Девочка стала слишком опасной… Но мы отвлеклись. После гвардии разведки, доложившей об уничтожении врага, там сновали королевские дознаватели, маги и даже обычные солдаты. Так что концов не найти. Намного интересней, как он попал в твой вещмешок. Это явно сделал маг, причём точечным порталом, очень аккуратным, что бы никто ничего не заметил.
Ладар поморщился.
- Зачем так разжёвывать? Сказали бы просто: это ловушка, не вздумай пользоваться.
Патриарх недовольно поморщился.
- Иногда и ловушка становиться тропинкой к спасению – когда хорошо представляешь себе, кто и против кого её поставил. Или хотя бы – козырем в игре. Не отмахивайся от подобных объяснений, стоит тебе выйти из башни, и возможность спокойно поговорить у нас пропадёт.
- То есть вы пользуетесь силами башни? Но как такое возможно? Ведь здесь должна быть энергия Хаоса?
- Будь тут первозданный Хаос, ты бы давно не то что умер – рассыпался прахом. Ну, или превратился в какую-нибудь дьявольскую игрушку, полностью лишившись воли. Здесь просто высокий энергетический фон, как на любых местах, где стояли башни магов. Магия хаоса, конечно, присутствует, но в комплексе с остальными энергиями она создаёт такой мощный поток, от которого ты неосознанно заблокировался. Вполне нормальная, инстинктивная реакция любого человека, но как маг ты давно должен был в этом разобраться самостоятельно и попытаться использовать хотя бы часть энергии.
Ладар пристыжено замолчал. Он мало работал с привычными нормальным магам потоками, но чувствовать их приучил себя с начала ученичества – так почему же сейчас оказался самым невнимательным? Ничто, не опасность, не угроза смерти, не должны мешать магу ЧУВСТВОВАТЬ мир.
- И что теперь? Что мне делать?
- Это зависит от только от тебя. Хватит ходить по двум дорожкам, внучок. Пора делать выбор.
Дед прикрыл глаза, задрожал… казалось, ещё мгновенье, и его образ развеется в мареве, расползётся по углам. Но ему удалось совладать с собой, даже стать плотней чем раньше. А вот напротив него… Из лёгкой занавеси серебристых нитей навстречу старику легко шагнул скелет в чёрной хламиде, приветственно приподнимая руку.
- Решился, наконец? Давай, а то я заждался. Твою душу я провожу за порог с особым удовольствием.
Патриарх отлетел к стене, насмешливо улыбаясь.
- Ты торопишься, Смерть. Не все мои дела выполнены, не все мои потомки устроены. Погоди.
- Тогда зачем ты меня позвал?
- Как свидетеля. Внучку хватит ходить в посвящённых, он достоин большего.
Зелёные провали глазниц блеснули в сторону удивлённого Ладара.
- Ты хочешь сделать своего внука адептом? И думаешь, я буду тебе помогать?
- А никуда ты не денешься. Стоящий между жизнью и смертью много теряет, но кое-чего может и требовать. Об этом знал мой сын Дирил, когда давал воришке знак сипала, об этом знаю и я.
- Дед! Подожди! – Ладар почувствовал, что у него холодеют душа, словно в неё заползал лютый холод. – Ты что… Ты умер?
Взгляд, который старик бросил на своего внука, был почти виноватым.
- Ну, не совсем. Не ты один хотел изменить ход войны, но у тебя одного хватило ума не лезть на рожон, а искоренить причину… Я оказался более заносчив, за что и пострадал. Но – я не умер. Небольшое заклинание растянуло последние часы моей жизни. Теперь моё сердце бьётся медленно, очень медленно. Один удар в час. И так я могу протянуть ещё долго. Может, даже поучусь у тебя искусству теневой тропы.
- Это вряд ли. - Чёрный капюшон говорил спокойно, но в бестелесном голосе проскользнули злорадные нотки. – Многие маги хотели пойти тропой тени на смертном одре, но ни у кого не получилось. При серьёзных магических экспериментах твоему телу элементарно не хватит кислорода, и мозг умрёт. Откуда, по твоему, берутся беспокойные, невменяемые духи? Даже не думай! Иначе ещё долго твои потомки будут содрогаться, встречая в тёмных углах пускающего слюни призрачного деда.
- Смерть, твоя серьёзность начинает утомлять. А я ведь решил сделать тебе подарок.
- Присвоив своему способному внучку очередной титул? Он уже сейчас лезет в мои дела!
Дух старшего Рикса спокойно улыбнулся, скрестив руки на груди.
- Я не менее твоего не хочу, что бы малыш пошёл тропой смерти. Причины у нас разные, но цель – одна. Помочь ему сделать правильный выбор. Он давно уже не адепт. Этот титул ему мог бы присвоить Иоан, но ты не дал его душе это сделать. Это мог бы сделать Марек – но ты вмешался и там. Теперь же… малыш достоин большего! Создав кокон пустоты, он волен сам выбирать следующий титул!
- Ты хочешь испытания?
- Да!
Смерть вновь развернулась в сторону растерянного Ладара. Мысль о том, что единственный его родственник, принявший его как родного, умирает, едва с ним познакомившись, выбила его из колеи.
- Ладар Рикс! Мы не в храме смерти, но она вокруг нас, она внутри и просто – рядом. Все условия соблюдены и ты можешь попробовать шагнуть дальше. Хочешь ли ты этого?
- Я хочу, что бы дед жил!
Чёрный капюшон в нетерпении качнул тканью. Блеснули налитые зеленью глаза.
- Не все наши желания сбываются. Твой родственник предоставляет тебе шанс, которого иначе у тебя бы не могло быть! Готов ли ты? Или предашь его доверие?
Ладар удивлённо взглянул на деда. Тот, вполне довольный, устроился у стены и энергично кивал внуку.
- Готов!
- Бой! – Откуда-то из складок длинных рукавов стальной молнией вылетел кинжал, направляемый в полёт костяшками пальцев, что бы чёрной кляксой раствориться к ячейках небытия – и усилить появившийся доспех лишней порцией металла.
- Бой! – Огненная клякса ударила неотвратимо, проминая металл – и канула в небытие, растворившем в себе чуждую энергию.
- Бой! – Из серебристого телепорта метнулась красная тень, огромные клыки ударили по сбившимся в броню чешуйкам, заставив Ладара отлететь… Но диски , сотканные из тез же чешуек, прошлись по гротескному телу, легко вскрывая ороговевшую чешую – пока окровавленные останки не упали на пол, высыхая на глазах.
- Бой! – И ветер закружил вокруг Ладара огромным ураганом, буквально вытягивая из него воздух. Доспех загудел, плотно смыкаясь – и удержал столь нужную для хозяина стихию, не позволив ей улетучиться вместе со смерчем.
- Бой! – И камни посыпались на растерянного человека, заставляя застонать от боли, сгибаясь к земле. Но камни – не живая плоть, небытие вышло вперёд, невидимые жернова разбивали стихию земли в крошку, заставляя сипала вздрагивать от каменной, но совершенно безопасной шрапнели, бомбардирующей его броню.
- Предначертано: и выйдет он невредимым из пяти испытаний, и станет, обнажая меч, в центре своей земли, и сойдёт на неё мир и покой… - Патриарх клана Риксов говорил негромко и прочувствованно, словно самому себе, но чёрный капюшон запнулся, уставившись на дух своим зеленоватым свечением… И в этот раз, Ладар мог бы поклясться – в пустых глазницах сквозило удивление! Наконец слова замолчали, недолгое это прокатилось по склепу, и двое повернулись к замершему парню: дух предка – и смерть, прошлое – и будущее.
- Ты выдержал испытание. Ты способен стать большим, чем адепт, слепо ведомый тропой. – Голос чёрного капюшона подрагивал. – Теперь ты на распутье. Одна дорога ведёт на тропу чёрного мастера. Ты будешь способен плести новые тропы, соединяя воедино тень и смерть, подобно изначальным силам всё обращая в прах, и создавать в нём подобие жизни, подобно Творцу. Конечно, Чёрный мастер не способен вдохнуть Жизнь в свои творения, но и подобие её стоит многого. Готов ли ты пойти этим путём?
- Создавать упрей и зомби? Пусть даже личей и вампиров – что-то не очень хочется. – Ладар хмыкнул. – А какой второй вариант?
- Стать Лордом Тени, мальчик мой. - Старый Рикс говорил буднично, но в глазах его плясали бесенята. – Не самый простой титул, но земли у тебя уже есть, причём такие, что не каждому и покоряться.
- А я смогу?
- В смысле, готов ли ты? – Дед пожал плечами. – Может, и нет. Но мой сын в своё время поручился за тебя, совсем ещё несмышлёныша, дав тебе возможность ступить на тропу. Почему я не могу поступить так же? Уверен – ты будешь достоин.
- Значит, решено! – Чёрный капюшон явно был доволен. - Аарх Ладар Рикс, лорд Тени. Отныне твоя дорога никогда не пересечётся с тропою смерти.
- НЕТ! – из паутины сковывающих её нитей вырвалась Илис. Впервые причёска её была растрёпанной, а глаза… глаза были полны слезами. Вот только плакала она кровью.
- Поздно, девочка! Он уже выбрал! Отныне он не сможет быть мне угрозой, пути смерти навсегда его миновали. Он слишком далеко шагнул по своей тропе. С другой стороны, теперь вы можете видеться столько, сколько хотите. – Чёрный капюшон поклонился, издевательски-торжествующе – и исчез.
Ладар стоял, как потерянный. Он конечно, всегда чувствовал желание Илис идти с ним одним путём, но дороги смерти никогда его не привлекали… Что ж теперь будет…
Дед, неслышно подлетел поближе к плачущей девушке. Тонкая, невесомая рука взметнулась – и погладила чёрные пряди.
- Благословляю вас, дети. И не плач, девонька – у малыша всё получится. Верь в силу его тропы! Последний раз Аарх в нашем мире появлялся пятнадцать тысяч лет назад, и это был десятитысячелетний архимаг, посвятивший всё время магическим искусствам. И, что интересно, пробыл-то он лордом недолго, видать, не по плечу титул был. Сил на него не хватило. Ну а у внучка – у него получится всё, что он задумал. Не потому, что он сильный или упрямый – просто он не умеет отступать и видит пути там, где другие видят глухую стену. И ещё – у вас есть любовь.
Старый маг ещё что-то бормотал ревущей Илис, а Ладар, тихонько приоткрыв дверь, выскользнул к подножию башни, во тьму. Оскаленные пасти и яростные клыки – это было намного проще, чем безутешные слёзы любимой девушки.

Фески отстали только утром. Стая сильно поредела, хотя теперь, защищённый бронёй, Ладар уже не хотел их убивать, превращаясь в бездушный автомат уничтожения. Он научился усыплять их, используя клинок жизненных сил, ставить радужные стены небытия, лишающие стаю силы и ориентации в пространстве, ну а если какая-то особо удачная тварь прыгала на него откуда-то из засады, пытаясь пробить броню и стачивая когти о железо, он ударом бронированного кулака отправлял её обратно в заросли, заставляя визжать от боли. По ходу движения он научился играть чешуйками брони, поворачивая их под разными углами, превращая свой костюм в острое, убийственное оружие. Всё это он делал на автомате, поглощённый мыслями об Илис.
- Девочка моя, ночной цветок души! Слышишь ли ты меня? Я не предавал и не предам тебя! Даже сейчас, когда сердце разрывается от боли, когда я ухожу подальше от башни, где ты рыдаешь в обьятьях старого мага – я всё равно иду к тебе! Наши дороги разошлись, только что бы пересечься – и потом мы пойдём вдвоём, чего бы мне это не стоило!
Страница 1 из 1412...1314
Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.