Добро пожаловать,
Гость
Логин
Пароль
Запомнить меня
Забыли пароль?
Наверх

Диплом мага

Роман Дмитрия Морозова
Поиск
Страница 1 из 2012...1920

Диплом мага



Настоящее испытание не изменяет нас -
оно лишь помогает нам оставаться самим собой
и твёрже идти по выбранному пути...


Пролог

Любая сила должна иметь полюс - место, в котором она говорит:

- Я есмь всё!

Любая сила должна иметь точку приложения - место, где она может сказать:

- Ты - не я, но ты - мой!

И боги тут не исключение...

Крах!! Ветвистая молния, сорвавшись с небес, ударила в тёмную землю - миновав монолит чёрной фигуры.
Глоп! Огромная тварь выпрыгнула из мрака, ударив по белоснежному одеянию - и рассыпалась прахом.
На тёмной равнине стояли фигуры. Одна? Две? Множество? Чёрные? Белые?
Имел ли любой ответ значение - если в бескрайней ночи не было никого, кто мог бы задать вопрос...

- Уа! Уа!

- У вас мальчик! - Женские руки бережно приняли завёрнутый в ткань комочек - ещё одну жизнь в веренице бесчисленных судеб и перерождений - такую же, как и все остальные - маленькую и слабую, готовую погаснуть в любой момент, да и существующую только миг...

Крах!! Тучи вновь сошлись, рождая грозные раскаты - но молнии не сверкали.
Глоп! Огромный зверь, выпрыгнув из тьмы, принялся жадно рвать тёмную, почти не различимую на фоне мрака траву.
Всё так же стояли фигуры в ночи. Одна? Две? И появился ли кто-то, кто мог увидеть их - и назвать по имени?

Лес жил своей жизнью. Он шелестел листвой, ловя лёгкий ветерок, и смыкал кроны, защищаясь от урагана. Лесные птахи любили резвиться среди его ветвей - он бережно выращивал для них червяков и короедов - лесу нравились утренние трели птиц. А вот животных он не жаловал - вернее, опасался, не желая тревожить покой тех, кого защищал - и звери сторонились непонятного места, избегая даже проходить поблизости. Самые мелкие полёвки не заходили под величественные кроны, спасаясь от грозы. Грибники, охотники, просто туристы - все находили сотни более привлекательных мест, только подойдя к нему поближе. А то и вовсе отправлялись домой, почувствовав странную, непонятную тяжесть в груди и какую-то неясную угрозу на сердце. Воины старого леса ничем не отличались от сотен других растений - обычные берёзы, ели, грабы, вперемешку и группами стоявшие вдоль опушки, заслоняли его тайны от нескромных взоров - но их корни глубоко под землёй переплелись, создавая диковинную информационную сеть. Деревья переговаривались друг с другом, сообщая о новостях и трепетом листьев передавая команды растущим на окраине леса кустарникам, не способным своими короткими корнями прикоснуться к одной из тайн леса. Величественной и манящей - но далеко не самой главной.


Глава 1


- Всё, я ушёл! - Дэн захлопнул дверь и сбежал по шатким ступеням крыльца. Утренний воздух был свеж, бодрил лёгким намёком на ночную прохладу и запахом умытых росой трав. Вся пыль была прибита вчерашним недолгим дождём, и зарождающийся майский день обещал быть по особенному чистым и ярким. Парень помедлил, не спеша прошел до калитки, вдыхая пьянящий аромат весеннего разнотравья, с сожалением вздохнул, решительно открыл калитку и поспешил на работу.

Дэнниел Дмитриевич, для знакомых и друзей - просто Дэн, был двадцати трёх лет от роду. Чуть выше среднего роста, плотный, с темными, вечно растрепанными волосами, он выглядел совсем юным, благодаря немного рассеянному, улыбающемуся выражению лица и совершенно мальчишеским, чуть застенчивым, чуть диковатым глазам. Пожалуй, единственное, что выделяло его в толпе - это походка; перенятая у кого-то из предков-звероловов, плавная и крадущуюся, бесшумная и стремительная. Она напоминала старикам о давно забытых временах промысловой охоты, а молодым - о каратэ, ниньзюцу и прочих вещах, в которых Дэн ровно ничего не смыслил и очень смущался, когда с ним об этом заговаривали.

В то утро он вышел из дому как обычно. Окончив в прошлом году институт, Дэн не нашел работы по специальности и устроился работать программистом на небольшой завод, благо специальность позволяла, да и собственное «хобби» - лазить по базам данных, вскрывая самые изощрённые защиты, позволило узнать очень многое об основных рабочих программах и языках, на которых они были написаны. Административные здания завода располагались на окраине города, недалеко от того поселка, где был дачный домик его матери - напрямую полчаса ходьбы. Дэн никогда не упускал случая пройтись пешком в хорошую погоду, наслаждаясь свежим воздухом и яркими красками природы. Весенние ароматы пьянили голову, хотелось выкинуть что-нибудь шальное, пробежаться, или пройтись на руках, приходилось напоминать себе о необходимости быть взрослыми и солидным. “ - Давно пора подумать о покупке машины, пусть и в кредит, и ездить на работу, как и все в офисе, вальяжно и с достоинством”. Мысль была современной и одобряемой всеми его коллегами, однако настолько неуместной этим чистым, светлым весенним утром, что Дэн только фыркнул и прибавил ходу. Тропинка сама летела под ноги, стелясь по кромке поля, огибая чудом сохранившийся кусок леса. Парень задумался – а почему он постоянно делает тут крюк?

Ботинки на нем были не новые, роса с травы уже исчезла и он, немного поколебавшись, решительно свернул с тропинки в небольшой лесок, на другой стороне которого, как он прикинул, была другая, более короткая для него дорога на завод.

Опушка оглушила его тишиной. После громких трелей полей негромкое посвистывание лесных птах лишь еще больше подчеркивало безмолвие древесных исполинов. Исчезли все посторонние шумы. Пропал гул машин, редкий рокот пролетающих самолетов, голоса где-то идущих людей - всё заполнила густая, чуть жутковатая тишина старого леса.

Безмолвие всё сгущалась, туманя голову и смущая разум. Казалось, что Дэн нырнул глубоко под воду: давление на уши стало невыносимым, движения замедлились, словно попав в густой кисель. Он замотал головой, пытаясь избавиться от наваждения, сделал ещё шаг - и темноту перед глазами прорезала небольшая молния, сорвавшаяся с ближайшего дерева и пропахавшая землю у его ног.

Парень остановился. Пожалуй, лучше поискать другую дорогу. Он шагнул назад, с удовлетворением наблюдая, как рассеивается мрак - и с ужасом уставился на серую поджарую фигуру, наблюдающую за ним с обочины.

Крепкий, явно матёрый волк с тяжёлой большой головой глядел на него, оскалив пасть и роняя в дорожную пыль клочья слюны - и усмешка бродила в звериных глазах...

Дэн попятился. Бог с ним, с ним, мраком - главное добраться до ближайшего дерева. Он подобрался и скакнул в чащу, подальше от страшного зверя. Темнота - и сковывающие путы незримой преграды вновь схватили дерзкого, осмелившегося войти незваным. Полный первобытного ужаса, человек боролся с непонятным явлением природы, всей кожей ощущая бегущего за ним зверя... Шаг. Другой. Дыхание перехватывает окончательно и в глазах темнеет уже от недостатка кислорода... И тогда он стал сражаться.

- Этого ничего нет. Есть только простой пригородный лесок, и за ним видны здания города, а это всё - мираж, игра перепуганного сознания. Ничего нет!

Ему показалось - или следующий шаг дался легче? Дэн вновь напряг волю, успокаивая собственный страх, шагнул - и словно порвалась незримая преграда, отделяющая привычное - от невозможного. Дэн оказался в лесу. Торопливо обернулся, но увидел лишь пустую дорогу с укатанными колеями - и никаких звериных следов на ней не было...

- Привидится же такое! Самый обычный лес! Только очень красивый!

Ещё несколько шагов от опушки - и исчез темный кустарник, который закрывал лес от постороннего взгляда. Все вокруг стало более приветливым. Лучи света пронизывали лесной полог, образуя узорчатые тени, и Дэн невольно замедлил шаги, любуясь красотой величественного, как будто сказочного леса. Он был похож на старинный, словно пришедший из легенды бор, полный деревьев, помнящих и лихие ватаги разбойников, и величественные дружины витязей, и диковинные собрания волхвов. Воображение человека рисовало самые необычные картины, но постепенно чувство долга взяло свое, и он заспешил на работу, заодно поглядывая по сторонам в поисках грибов.

Минут через пять сосредоточенной ходьбы на появившейся справа небольшой прогалине мелькнуло что-то большое и яркое. Гриб? Дэн шагнул вправо, предвкушая удовольствие от показа такой здоровенной находки своим коллегам - и тут же получил удар чем-то тяжелым по затылку - и всё полетело кувырком.

Очнулся уже на земле. Здоровая и гладкая от частого употребления дубина аккуратно лежала на горле, сдавливая дыхание и легко пресекая любые попытки к сопротивлению. Суровое бородатое лицо нависло над ним, хмуро сообщило:

- Дёрнешься - и тебе каюк. Лежи тихонько, сейчас с тобой разберутся. А пока...

Грубые руки с мозолистыми пальцами, явно привычные к тяжёлому физическому труду, споро надели на глаза плотную повязку. Дэн в растерянности затих. Грабители в пригородном лесочке? Впрочем, время текло по миру смутное и случиться могло и не такое. Но какая-то несуразность мешала, не давая поверить в происходящее. Слишком уж близко оказалось перед глазами чужое лицо. Карлик? Дэн пошевелился и палка на горле тут же прижала его к земле, сминая дыхание.

- Не балуй, если ещё пожить хочешь. Терпи. Я же тебя терплю, не жалуюсь.

Дэн попытался ответить - но странная палка, словно живая, обхватила горло, не давая говорить. Человек смирился и лежал тихо, размышляя о своей судьбе. Ведь понесла его нелёгкая в этот лес. Сколько ходил мимо - и всё было в порядке. Нет же, сократить путь захотелось. Вот и лежи себе, сокращай, сколько влезет. Дэн не любил драк - не то что бы не боролся в детстве, всяко бывало, и стенка на стенку ходили... Просто он всегда считал, что насилие - путь к проигрышу. Каким бы крутым и сильным ты не был - всегда найдётся кто-то более сильный или хитрый. Умение стоять над схваткой здорово помогало ему в обычной жизни - но ситуация была какой угодно, только не обычной.

- Поднимите его. - Голос подошедшего был звонким и мелодичным, словно вобравшим в себя все птичьи трели, разбавив их звонким журчаньем ручья. Слушая его, невольно хотелось улыбаться, радоваться жизни - и подчиняться; всегда и во всём.

Грубые руки с двух сторон подхватили Дэна, буквально подбросив его над землёй - и замерли, надёжно фиксируя его где-то на уровне пояса. Всё-таки карлики? Человек дёрнулся было, пытаясь освободиться - но мозолистые ладони даже не шелохнулись, застыв каменными клещами - полностью игнорируя его попытки.

- Не двигайся. Мы не хотим причинять тебе напрасной боли. - Голос остался прежним, но теперь в переливах ручья проскользнули тонкие кусочки льда - холодные и острые, опасные и прекрасные одновременно. Дэн замер. Внезапно на виски ему легли две ладони - длинные и гибкие пальцы могли принадлежать кому угодно, только не тем бородачам, что держали руки и поясницу человека. Они могли бы принадлежать даже девушке - но были слишком большими, и в них чувствовалась сила.

Внезапно дыхание перехватило, в глазах встал туман и Дэн почувствовал, что подает. Это состояние было сродни тому, что случилось с ним на опушке. "Гипнотизируют, сволочи". Человек постарался избавиться от сонной одури - и, как не странно, сейчас ему это удалось уже легче. Он почувствовал себя снова стоящим на ногах; к тому же руки, лежащие на висках - они потеплели, что ли.

- Вы не правы, уважаемые. Этот... человек имеет такое же право находится здесь, как и вы. Вам нужно извиниться.

- Этого не может быть!

- Просто невероятно!

- А вы уверены?

Серебристый смех.

- Хотите убедиться? Тогда идёмте к ручью!

Повязку с Дэна не сняли, но руки, до того сковывающие его клещами, внезапно стали более мягкими, вели его аккуратно - кусты не цепляли за одежду, да и земля под ногами была ровной и словно посыпанной мелким песком - хотя откуда в диком лесу песчаные тропинки?

- Развяжите ему глаза. И вот ещё что, юноша - пока вы не примете Решение, вы не должны пытаться рассмотреть никого из нас, поэтому постарайтесь следовать моим указаниям - и в самом скором времени вы окажетесь на другой стороне леса, прямо возле городских домов. Я вам это гарантирую. Договорились?

Дэн неуверенно кивнул.

- Хорошо. Но тогда куда мне смотреть?

Серебристый смех был ему ответом.

- В воду, юноша, в воду. Она - не только частица того, что живёт в каждом из нас; это ещё и источник жизни; и потому знает о ней гораздо больше любого из тех, кто ходил, ползал или летал над её поверхностью. Смотрите.

Повязка была сдёрнута с глаз Дэна. Завороженный певучим ритмом слов, он наклонился вперёд, вглядываясь в дно оказавшегося рядом ручья - перед глазами мелькнула узкая изящная рука, несколько непонятных слов, словно повисли в воздухе, играя известную только им мелодию; вода застыла, разгладилась - и стали видны мельчайшие камушки на дне. Дэн внимательно всматривался в них - и камни стали расти, увеличиваясь в размерах, пока один из них не превратился в старую, щербатую скалу...

Над скалой изрядно поработали и ветер, и вода и вездесущее время.

- Эти горы значительно старше, чем, к примеру, Альпы или даже Гималаи. - Думал Дэн, цепляясь за очередной уступ и чувствуя, как растрескавшееся, пустая порода крошится от его усилий.

- Если бы не когти, я бы дано уже лежал у подножия плато и грифы наконец получили долгожданный обед. Впрочем, у них ещё есть шанс.

Когти - изобретение того, другого мира, две изогнутые полоски стали, не были известны здесь - и здорово выручали. Чары, наложенные на них, были не ахти какие, но они помогали вгрызаться в породу - и, пожалуй, спасали ему жизнь. Многое из прежнего мира могло пригодиться в этом - главное понять, найти точки соприкосновения мирозданий - и ты снова победитель, а самое главное - всё ещё жив.

Дэн в очередной раз зацепился за скалу - крюк вошёл плотно, до половины - и немного огляделся. Под ним была пропасть - вернее, обрыв, но падать пришлось бы далеко. Всё это он одолел за день. “ - Впрочем, день ещё не кончился, а скала достаточно велика, - с мрачным юмором подумал он - так что кончай отдыхать - и вперёд!” - и в этот момент мимо него пролетел первый камень. Его заметил тролль. Эльфы предупреждали - будет тролль, большой и достаточно мощный.

- Ничего, резко прыгая вправо и вгрызаясь когтями глубоко в скалу, подумал Дэн, - они не поворотливы, главное - не останавливаться.

Двигаться по скале прыжками, резко подпрыгивая вбок и вверх, он научился уже здесь, у одного из своих новых друзей, чем-то похожего на паука - может быть тем, что у него было восемь ног? Или рук?

Впрочем, неважно, к членистоногим он отношения не имел, но передвигался ужасно ловко. Этому приёму Дэн учился примерно месяц - на земле такое не получилось бы никогда, да и тут получалось туго - хотя с крючьями это, пожалуй, срабатывало. Он торопливо прыгнул и услышал за спиной очередной шум осыпающихся камней - тролль опоздал.

- Неповоротливое создание, - Один из крюков не вошёл в скалу достаточно глубоко, человек повис на одном, с ужасом слыша приближение камнепада и глядя в оказавшуюся такой близкой пропасть - и заметил правее выступ, не позволяющий двигаться вправо.

Тело среагировало само, он метнулся влево, изогнувшись что было сил и всё же чувствуя, как каменная осыпь приближается к нему - всё быстрей и быстрей. Дэн сам плохо помнил, как оказался под небольшим уступом - всё слилось в один бесконечный каскад прыжков наперегонки с каменной смертью, несущейся на него. Сейчас камнепад ревел, проносясь у него за спиной, а человек использовал редкое мгновение отдыха, что бы отдышаться. Тролль на секунду остановился, потеряв из виду свою жертву, и он прыгнул вверх и влево, к уже виднеющемуся краю плато, в то время как карниз за ним накренился и осыпался очередным каменным дождём - тролль оказался действительно мощным.

- Что-то больно быстро он среагировал. Неужели я так близко? Хорошо бы, а то я не выдерживаю. И это самая лёгкая часть пути! Ещё одна осыпь! Нет, тролль не даром оказался здесь - это похоже, ловушка. Впрочем, вон подходящий уступ - и можно рискнуть. Да и выбора у меня нет.

Пара широких махов влево - и Дан, сжавшись, прыгнул вправо, прямо под ревущую пасть камнепада - к спасительному карнизу и тут же понял, что карниз был ловушкой; простым нагромождением камней, приготовленным троллем специально для него. Он прыгнул вновь, чувствуя, как уставшие мышцы не желают слушаться и словно выворачиваются из суставов; тело просило остановки, опоры под ногами - хоть какой-нибудь. Слишком долго он висел над пропастью, слишком долго прыгал на вертикальной стене, против своей природы, обыгрывая опытного тролля на его территории - и приближаясь с каждым прыжком к плато. Пришла пора магии. Дэн сконцентрировался - и оттолкнулся от стены, зависнув в воздухе в метрах двух от неё - а перед ним текла каменная лавина, в очередной раз упустившая свою жертву.

- Левитация неизвестна этому миру. Если ты дракон или эльф, ты можешь летать, но если ты просто человек - нет пути тебе в воздух. Хорошо, что это предрассудки, хотя бы на несколько мгновений - думал Дэн, вгрызаясь когтями в скалу двумя метрами левее - и выше. До края оставалось совсем немного…

Он перевалился через него и увидел перед собой тролля. В принципе, ничего другого он и не ждал - груда оживших валунов с немигающими глазами-бельмами, угрожающе протянутые руки-камни, готовые уничтожить дерзкого - и увесистый камень, несущийся прямо в лицо.

- Но откуда это ощущение ужаса? - думал человек, привычно уворачиваясь и пытаясь достать тщательно упакованный меч. - Черт! Никак! Ладно, ведь ты у нас скала - и в ход вновь пошли крючья. Добрая земная сталь, усиленная заклинанием, легко разрубила протянутые камни рук, тролль отпрянул, соображая, что же ему делать, крючья полетели на траву, за ними - дорожный мешок и его старый, славный клинок легко блеснул на солнце, врезавшись в восстановившуюся тролличью ладонь.

Что можно сделать с ожившей скалой? Поджарить, растворить?

Дэн рубил и рубил камень – клинок пусть и с трудом, но справлялся с громадой тролля – однако тот, отскочив, тут же восстанавливался – камня вокруг валялось много.

В сердцах бросив рядом с крючьями бесполезный меч, маг вытянул вперёд руки – и неповоротливого тролля окружило силовое поле. Тот взревел, почуяв ловушку и принялся бить по непонятно откуда взявшимся стенам ручищами-валунами – Дэн морщился, но держался.

Кольцо вокруг тролля сжималось и сжималось, пропуская через себя обычные камни, оттесняя дух тролля подальше от спасительной земли. Ещё через несколько мгновений тот беспомощно повис над землёй – а серые валуны бесформенной грудой осыпались на землю.

- Ну вот, это то, что ты есть, – серое полотнище плескалось на ветру, окружённое полупрозрачным коконом. - Стоит тебя отпустить, ты снова вернёшься в камень – и у меня опять будет противник. Ладно, будем работать а-ля “охотники за приведениями”.

Дэн достал обычный автомобильный пылесос, контрабандой привезённый им с земли. Правда, здесь он работал по совершенно другим принципам и на другой основе – но был по-прежнему удобен. Через какое-то время беспокойный дух затих внутри земного изобретения, на достаточно долгий срок выбыв из списка противников.

- Нужно будет отдать его первокурсникам. Для опытов. – Не без юмора подумал Дэн, вспомнив их прошлогоднюю проделку.

- Так, с одним стражем справились. Кто следующий? Второй страж, как говорили ушастые, должен быть крылатым. Вернее – они только о нём и говорили. О тролле они могли только предполагать, зная, что тёмные любят назначать стражей попарно – причём совершенно разных. Интересно, зачем стражей должно быть два, если они никогда не приходят друг другу на выручку? Это не в природе зла. Им скорее выгодней выжидать, изучая противника и выгадывая момент, когда можно ударить с максимальным эффектом.

- Эй, ящерица! – Крикнул Дэн, закинув голову. – Ну как тебе? Произвело впечатление? А что сделаешь ты? Нападёшь со стороны солнца, изрыгая пламя?

Маг колдовским зрением оглядел окрестности в поисках виверны. Угу, спряталась за облаками. Выгадывает момент. Например, когда выйду вот на тот пригорок – и мне будет негде спрятаться.

Дэн покружил, словно выбирая направление, и направился в сторону удобного пригорка, предварительно помешкав у кустов ежевики. Стоило ему достичь вершины холма – и крылатая тень понеслась к земле из облаков, стремительно набирая объемы и готовя огнемёт…

Вершина холма полностью выгорела, летучая тварь злобно кружила над ней, выискивая останки врага - однако холм, покрытый серой золой сгоревшей травы, был пуст – ни человека, ни его тела на нём не было.

Дэн, посмеиваясь, наблюдал из кустов ежевики за исчезновением собственного фантома и бесплодными метаниями виверны, готовя очередное заклинание…



- Ну что, убедились, уважаемые? - Раздался согласный басовитый гул множества человек и Дэн, не отдавая себе в этом отчёта, повернулся в сторону голосов. Тут же вперёд метнулась гибкая фигура и знакомая повязка закрыла глаза.

- Вас же просили!

- Извините. А что... Что это было? Моё будущее?

Лёгкий, но совсем не обидный смех.

- Скажем, один из множества вариантов грядущего. Но не стоит обольщаться и ожидать именно этого - то, что вы увидели, скорее, характеризует вас, а не ваше будущее. Край леса уже близко, сейчас деревья расступятся, и старые тропинки Земли лягут вам под ноги. Ну, а если вы хотите увидеть в своей судьбе нечто подобное только что показанному, приходите вновь – и сможете пройти по иным путям.

- Но как я вас найду, я не знаю дороги...

- Зато дорога теперь вас знает, и уж она-то вас непременно найдет.



Весь день на работе Дэн ходил как в тумане. Работа не ладилась, все валилось из рук. Он даже сходил к врачу, рассказал о странных галлюцинациях, которые так сильно потрясли его. Врач, уже пожилой старичок, внимательно его выслушал, долго выспрашивал, заставил пройти несколько тестов, затем сказал:

- Хм, необычный случай. Я даже подумал, что вам просто нужен бюллетень, молодой человек, но вы слишком взволнованны и говорите слишком искренне для того, чтобы лгать, поэтому... нет, нет, не оправдывайтесь. У меня уже солидный опыт по этой части, так что, смею вас заверить, вы относитесь к сказанному совершенно серьезно.

Он неопределенно хмыкнул и добавил:

- Возможно, даже слишком. Дело в том, молодой человек, что с вами все в порядке. Конечно, вы взволнованы, смущены, однако никаких отклонений у вас не наблюдается. Если хотите, конечно, я могу вас отправить на обследование, хотя думаю, что в этом нет нужды. Рекомендую вам по принимать успокоительное и ... снова сходить в тот лес.

- Зачем? Вы думаете, я действительно там что-то видел?

Доктор хитровато улыбнулся и добавил: - Как представитель науки я, конечно, не могу поверить в подобную ерунду, однако если там ничего нет, то полезно в этом убедиться, как вы думаете, молодой человек?

И, посмеиваясь, проводил изумленного пациента до дверей кабинета.

Поразмыслив, Дэн понял, что доктор рассудил верно. Там действительно ничего нет, в этом лесу, где недалеко живут люди, в XXI веке, и почему бы не сходить туда завтра, благо это была суббота, можно немного расслабиться, отдохнуть и прособирать грибов - хотя бы? Врач, конечно, прав, но только почему он так посмеивался над моими словами? Не может же он думать, что там есть… нечто?

Вечером, после работы, Дэн был рассеян, на все вопросы матери отвечал невпопад, зародив у той смутную надежду: "А может, наконец-таки мой непутевый сын влюбился?" Это было ее самым больным местом, как, впрочем, и у многих других матерей. Почему её уже совсем взрослый сын никак не займется поисками красивой, работящей женщины, которая помогала бы ей по дому и родила одного или двух внучат, позволив ей вновь почувствовать себя молодой - на старости лет?

Она осторожно спросила:

- Что будешь делать завтра, сынок?

Дэн испуганно вздрогнул. Вопрос матери совпал с его затаенными мыслями, заметно смутив его. Он покраснел и, совершенно смутившись, сказал:

- Да ничего особенного, в лес хотел сходить, грибов набрать, погулять...

Мать довольная ответом, кивнула. Точно, ее сын наконец-то влюбился. Все признаки налицо: покраснел вон, говорит запинаясь, из дому куда-то уходит, а обычно и калачом не выманишь, от компьютера не оторвёшь. И поддержав сына, добавила:

- Конечно, прогуляйся, для настоящих грибов, правда, еще рановато, но подберезовики уже появились. А то сидишь целыми днями за своими железками, что-то паяешь, скоро в комнате своей корни пустишь!

И, удовлетворённая собственными выводами, поспешила на кухню.

На следующее утро Дэн поднялся с постели пораньше, хотя и любил поспать, взял корзину, захватил пару бутербродов и поспешил в лес. Утро было свежее и чистое - такое же, как вчера, только на небе появились кудрявые, пышные облака, розовые в свете встающего солнца. В поисках грибов он собирался вначале пройтись по небольшой березовой роще, но ноги сами понесли его к тому странному лесу, которого Дэн так боялся - и так хотел в него войти.

Едва он сделал несколько шагов от опушки, успокаивая себя мирным и даже приветливым видом леса, как наткнулся на тропинку." - Конечно, ничего странного нет в том, что в лесу протоптаны тропы - грибниками или даже дикими зверьми", - уверил себя Дэн, но, присмотревшись, покачал головой. Тропинка была очень чистой, ровной, выложенной по краям небольшими белыми камушками. Она совсем не походила на дорожку, протоптанную ногами людей - или животных. Постояв немного, он решительно сошел с нее и зашагал вдоль опушки, выискивая грибы и успокаивая свое расшалившееся воображение. Но буквально через несколько минут наткнулся снова... на ту же тропинку. Дэн готов был в этом поклясться. На ней были те же белые камушки по краям, тот же ровный песок, аккуратно посыпанный кем-то на тропинку, она красиво вилась между деревьями, обходя заросли кустарников. Дэн постоял минутку, глядя на диковинную дорожку, и тут все его сомнения пропали. Прав был тот доктор, мы просто боимся всего необычного, предпочитая объяснять это шутками сознания, гипнозом и прочими, далекими от реальности вещами.

Постояв еще немного, молча глядя на эту загадочную тропинку, он улыбнулся и поспешил навстречу своим новым знакомым. Минут через пять тропинка вывела его на небольшую полянку, где, беззаботно катая (как показалось удивленному Дэну) ягоды земляники, сидел гном. Один к одному. Небольшой - максимум по грудь среднему человеку, но восполняющий недостаток роста шириной плеч и крепостью рук, с окладистой бородой и умным взглядом пытливых глаз. Самый обыкновенный или вернее самый необыкновенный, но совершенно уместный в этом лесу и на этой поляне, гном. Увидев человека, но величественно выпрямился и произнёс:

- Приветствую тебя, путник, под сенью Жилища Гномов и да будет дорога твоя длинной и ровной.

Дэн изумленно разглядывал его, не зная, что сказать и, видя его растерянность, тот подсказал:

- Приветствую вас, гномы, позвольте мне продолжать мой путь, он не принесет вам вреда.

Когда Дэн послушно повторил вслед за собеседником предложенные слова, тот вздохнул с видимым облегчением и ворчливо спросил:

- Ну и кто или что ты, человек, не знающий положенных фраз? И откуда ты свалился на нашу голову?

- Извините, я не знал, что это ваш лес... Я просто проходил мимо... А вообще-то я Дэн. Я живу тут неподалеку...

- Просто проходил мимо?! Просто проходил мимо…, - гном был явно возмущен этими словами. - В наш лес нельзя войти, просто проходя мимо, мой мальчик.

- Но он вошел, и значит, ты должен говорить с ним более учтиво - человек, который может просто так зайти в зачарованный лес, достоин уважения, Бент.

На поляне возник еще один гном, с длинной седой бородой и с широким, расшитым непонятными узорами поясом. В руке он держал покрытую резьбой палку.

- Этого юнца, Дэн, зовут Бентамин, или Бент, меня называй Сигмон или Сим. И прости этого невежду. Не так часто к нам заходят люди - последний раз к нам зашел какой-то пастух лет триста назад и страшно испугался, нам так и не удалось поговорить с ним. А теперь ты, Бент. Выполнил ли Дэн обряд приветствия, как положено каждому, кто вступает в лес гномов?

- Да, он произнес приветствие гномов, старейший.

- Да будет он гостем гномов, когда пожелает. - Сигмон повернулся к Дэну и приветственно улыбнулся. - Древние обряды выполнены. Бент познакомит тебя с нашей жизнью. - Он повернулся и растворился в листве. Оставшись один на один с человеком, Бентамин внимательно осмотрел оторопевшего гостя, заставил показать ладони, проверил мышцы, страдальчески вздохнул.

- Знай я, что ты такой слабак, не усердствовал бы так при нашей первой встрече.

- Так это был ты. А кто был тот...

- Стоп. - Бент поднял руку. - Не было никого больше. Запомнил? И так тебе круто повезло. Мы бы и разбираться не стали. Стёрли бы память - и всего дел. Так что - забыли. А вообще я рад, что ты не побежал в психушку, там бы они тебя так залечили, всю оставшуюся жизнь наш лес стороной обходил бы.

- А откуда вы знаете о том, что я ходил к врачу?

- Не будь смешным. Это просто нормальная человеческая реакция - психологический шок при встрече с неизвестным или непознанным неизбежен! Но сейчас ты уже в полном порядке. Позвольте пригласить вас, о Гость Гномов, на наше торжество в Вашу честь у Древнего древа в час утренней росы... А говоря проще, Дэн, пошли скорей, мы опаздываем.

И Бентамин Созвездие ягод (ибо, как узнал позже Дэн, его полное имя было именно таково) развернулся и проворно заспешил по тропинке.

Церемония приветствия была пышной. На большой поляне, возвышаясь над остальными деревьями, стоял огромный узловатый дуб. Это был, как пишут в романах, "патриарх старого леса". Определение удивительно подходило к величественному, полному достоинства дереву и совершенно не подходило к лесу: чистый, умытый вчерашним недолгим дождем, он никак не был старым - скорее наоборот, больше походил на молодых внучат, теснившихся вокруг пожилого дедушки. Но старый дуб очень сильно поражал своей необычностью.

- Ему по меньшей мере двести лет, - сказал Дэн на ухо своему провожатому.

- Обижаешь, старик, он тут стоял еще до моего рождения, а мне через год триста исполнится, - шепотом ответил тот.

Вокруг дуба стояли столы, охватывая поляну полукругом, небольшие по мерке Дэна, но огромные существ, не дотягивающихся человеку и до плеча. Уставленные всевозможными блюдами, они выглядели очень внушительно. За ними сидели, стояли, галдели, шумели и что-то выкрикивали десятка два гномов, одетых ужасно ярко и не замечающих Дэна и его спутника. Но вот из-за небольшого стола, стоящего прямо перед дубом, поднялся пожилой, величественно одетый гленд - и сразу на поляне наступила тишина.

- Мы рады тебе, Дэн, и надеемся, что ты будешь Другом гномов и не причинишь вреда Горному народу. Проходи и садись за стол, среди нас нет твоих врагов.

Раздались приветственные крики, его потащили к столу, и не успел он опомнится, как уже сидел на небольшом пеньке, заменявшем ему стул, пожимал крепкие руки, слушал веселые тосты, ел странную, но очень вкусную пищу и пил какое-то очень нежное, но хмельное вино. Праздник, начавшийся с утра, продолжался весь день, пока на закате гномы не проводили Дэна до опушки, сунув на прощанье в руки корзину, полную грибов и засыпанную ягодами земляники.

Весь этот непонятный, но удивительно интересный и немного смешной праздник слился для Дэна в сплошное мельканье лиц, цветов, ярких одежд гномов и пения птиц. Он смутно помнил, что какой-то гленд произнес в честь праздника балладу, что гномы пели хором и он им подтягивал. Весь день слился в одно пестрое, непрекращающееся веселье. Единственное, что он помнил абсолютно точно - так это странный разговор, состоявшийся у него с Бентом и Сигмом, когда они улучили минутку и оттащили его в заросли ежевики, чтобы он хоть немного пришел в себя, как выразился Бент.

Разговор, состоявшийся вслед за тем, оставил у Дэна какое-то смутное впечатление чего-то сложного ... и очень серьезного. Бент и Сигм засыпали его вопросами, их интересовало все: как живут люди, чем обычно занимаются, что могут сделать. Добрых полчаса Дэн лихорадочно пытался рассказать гномам, что же произошло на Земле за последние триста лет, перескакивая с одного на другое, говоря о политике, экономике, технике... О последней Дэн мог говорить часами, но гномы техникой, похоже, не очень увлекались - гидростанции, дающие дешевую энергию, их не заинтересовали, атомные только насторожили, Сигм буркнул себе под нос:

- Ну, теперь понятно... Но продолжать отказался, и стал выспрашивать с новой силой. Космические полеты вызвали у гномов лишь снисходительную улыбку, а создание телевидения - ворчание о почесывании правой рукой левого уха. Когда Дэн выдохся, Бент недовольно поморщился и сказал:

- Положительно, после изобретения тележки и мотыги люди недалеко ушли. - А встретив неодобрительный взгляд человека, улыбнулся и произнес:

- Люди слишком увлеклись созданием тележек - это их погубило. Когда много лет назад было изобретено колесо, гномы встретили его с радостью... но потом эта радость померкла. Люди избрали свой путь и, кажется, это не лучшая из возможный дорог для человечества.

Уже по дороге домой, вспоминая этот удивительный разговор, Дэн поразился тому, как быстро и легко Бент и Сигм понимали его сбивчивые объяснения, как будто знали или предвидели то, что он им скажет. А может, они всё - таки умеют читать его мысли? И смутное ощущение озабоченности, охватившее Сигма и Бента, невольно вспоминалось, перемешиваясь с радостным весельем праздника.
Страница 1 из 2012...1920